Постановление Областной Думы и Палаты Представителей Законодательного Собрания Свердловской области от 22.02.2007 N 85-СПП

О Докладе о деятельности Уполномоченного по правам человека Свердловской области и об отчете о расходовании финансовых средств на обеспечение деятельности Уполномоченного по правам человека Свердловской области в 2006 году

Текст документа по состоянию на январь 2014 года

Стр. 4 из 5

Пытаясь выдать К. паспорт, сотрудники отдела социальной защиты исправительного учреждения сделали несколько запросов и посчитали, что он не имеет российского гражданства. От начальника Управления по вопросам гражданства ФМС России поступило разъяснение, что согласно российскому законодательству заявления о приеме в гражданство РФ, поданные лицами, которые осуждены и отбывают наказание в виде лишения свободы, отклоняются.

Жалоба К. рассматривалась в прокуратуре по надзору за соблюдением законов в ИУ. Однако прокурорская проверка показала, что в личном деле осужденного отсутствуют паспорт СССР либо справка формы N 1 и сведения, подтверждающие его гражданство РФ, необходимые для получения паспорта. Прокурор посчитал, что администрацией ИК-52 предприняты исчерпывающие меры для поиска сведений, подтверждающих гражданство К., и разъяснил ему, что после отбытия наказания в случае невозможности подтвердить гражданство РФ К. вправе оформить гражданство РФ на основании федерального закона.

К. не мог понять, что делать дальше. Он написал Уполномоченному, что и в колонии оказался бомжем. Казалось бы, помочь К. нечем. Однако в своем письме он рассказал, что пытался и сам получить необходимые документы с помощью знакомого сотрудника милиции в Оренбургской области и приложил полученный ответ. По сведениям К., копия свидетельства о рождении была выслана в адрес ЗАГСа по месту нахождения ИК-52 еще осенью 2003 года. К сожалению, сотрудники колонии не проверили информацию К. Найденное свидетельство пролежало в Камышловском ОЗАГС около трех лет и едва не было уничтожено как невостребованное. После обращения Уполномоченного к начальнику Управления ФМС России по Оренбургской области Ю.Г. Ширину вдруг обнаружилось ранее утраченное заявление формы N 1 на выдачу паспорта. В результате К. был признан гражданином РФ по рождению.

К сожалению, не всем людям, обратившимся за помощью, удается оказать содействие или подсказать хоть какой-либо выход из сложной ситуации. Большое беспокойство Уполномоченного вызывают переселенцы, у которых фактически нет шансов на легализацию в рамках законодательства.

Серьезным препятствием к легализации для части мигрантов является состояние здоровья или наличие судимости за совершение тяжкого преступления или преступления средней тяжести, поскольку, согласно Федеральному закону "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации", это основания для отказа в выдаче разрешения на временное проживание или разрешения на работу. Некоторые обратившиеся имеют в России семьи, детей, работают нелегально, выезжать не хотят, а зачастую и не могут. Положение усугубляется крайне неудовлетворительной работой консульских учреждений стран СНГ. Документы, поступившие по почте, фактически не рассматриваются, свидетельства на возвращение оформляются в течение длительного времени.

С одним из заявителей работа ведется уже более двух лет. М. - уроженец Баку, армянин по национальности, заражен вирусом иммунодефицита (обращение N 06-13/1350). Этот человек имеет криминальное прошлое, бывший наркоман, но он решил твердо встать на путь исправления. Живет гражданским браком, поскольку официально зарегистрировать отношения не может. Сейчас он привязан к своему дому, боится выйти даже в магазин. На вполне законных основаниях ему отказано в выдаче разрешения на временное проживание, Российскую Федерацию необходимо покинуть. Только вот ехать некуда, ни армянского, ни азербайджанского гражданства у него нет. Расписываясь в уведомлении, он написал: "Мне известно, что в соответствии с требованием законодательства Российской Федерации я должен покинуть пределы России. Как исполнить данное требование, не знаю".

Уполномоченному приходилось сталкиваться неоднократно с ситуацией, когда человек и выехать на родину не может, и остаться нельзя: регистрацию по месту жительства не продлевают, разрешение на работу не получить.

Бывший житель Эстонии Ш., родившийся в Казахстане, никак не ожидал, что не пройдет проверку на принадлежность к российскому гражданству (обращение N 05-13/2411). Он в 1992 году приобретал гражданство в российском консульстве в Эстонии, получил статус вынужденного переселенца. С 1999 по 2004 годы отбывал наказание и был освобожден условно-досрочно. При обращении за выдачей паспорта выяснилось, что данные о приобретении гражданства Ш. отсутствуют в базе департамента консульской службы. Ш. вернулся в Екатеринбург, где проживал у родственников до осуждения. С одной стороны, он должен был покинуть территорию РФ, с другой стороны, менять место жительства нельзя, поскольку освобожден условно-досрочно.

В интересах Ш. Уполномоченный неоднократно обращался в МИД РФ, однако проверка архивов ничего не дала. В Архиве внешней политики Российской Федерации не обнаружено документов, подтверждающих приобретение российского гражданства Ш.

Департамент консульской службы МИД РФ провел проверку и сообщил об отсутствии необходимых записей в архиве. Территориальное подразделение Федеральной миграционной службы России отказало в выдаче паспорта, сделав вывод о том, что Ш. гражданином РФ не является. А уголовно-исполнительная инспекция поставила Ш. на учет как освободившегося условно-досрочно. Он не может менять место жительства, при этом не может и зарегистрироваться по месту жительства. Он не имеет право на осуществление трудовой деятельности без получения специального разрешения. А в выдаче разрешения будет неизбежно отказано из-за наличия судимости. Также нет возможности получить разрешение на временное проживание, вид на жительство, гражданство.

Легализоваться Ш. не может. Каждое ведомство сработало в пределах своей компетенции, поставив человека на грань выживания.

В таком же положении оказался гражданин Таджикистана И. (обращение N 06-13/805). Он предъявил Уполномоченному справку о том, что осужден 28.07.05 Сысертским районным судом по статье 111 ч. 1 УК РФ к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года и состоит на учете в Уголовно-исполнительной инспекции. На него возложены обязанности периодически являться на регистрацию, не менять место жительства. Только вот места жительства в России у этого человека нет. Права на работу тоже.

С просьбой о помощи обратилась мать одной из осужденных женщин З. (обращение N 05-13/233). Ее дочь Татьяна, уроженка Казахстана, за три эпизода мошенничества Туринским районным судом осуждена к 5 годам лишения свободы с испытательным сроком и к 3 годам лишения свободы с отсрочкой до достижения ребенком 14-летнего возраста. Находится под надзором милиции. В то же время российского гражданства не имеет, нет шансов на получение разрешения на временное проживание. Вместе с маленькой дочерью З. живет на пенсию матери. Она ежемесячно отмечается в отделении милиции. Другое же силовое подразделение отказало З. в регистрации. По требованиям Исполнительного кодекса РФ, еще в течение 10 лет З. обязана безотлучно жить в России, нарушая при этом правила пребывания иностранных граждан. Чтобы соблюсти требования ФЗ "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации", ей необходимо выезжать из России каждые три месяца и получать новую миграционную карту.

Уроженец Казахстана Ш. (обращение N 06-13/1463) с 1996 по 1999 год жил в Свердловской области у бабушки с дедушкой, в 1999 году вернулся домой в Казахстан, совершил преступление, осужден на 11 лет лишения свободы. Отбыв 4 с половиной года, был освобожден и приехал в Верхнюю Салду, где проживает вся его семья. Не успев оформить документы на получение разрешения на временное проживание, Ш. в марте 2006 года осужден Верхнесалдинским городским судом и признан виновным в совершении тяжкого преступления. Назначенное наказание было условным. На Ш. суд возложил обязанность в период испытательного срока не менять постоянного места жительства, периодически являться для регистрации в специализированный государственный орган, осуществляющий исправление осужденного. Ш. проживает в Верхней Салде вместе с гражданской женой, постоянного места жительства не имеет, нелегально подрабатывает и каждый месяц является в надзорную службу для отметки.

Количество нелегальных жителей России регулярно пополняется за счет тех, кто выходит на свободу после отбытия наказания.

По данным за 2005 год, из исправительных учреждений, расположенных на территории Свердловской области, были освобождены 9280 осужденных. Без паспортов вышло на свободу 1819 человек. За 9 месяцев 2006 года без паспорта освободились более 1000 человек.

По мнению руководства ГУФСИН РФ по Свердловской области, причин, по которым люди выходят без паспорта, несколько: не поступили ответы на сделанные запросы или поступили слишком поздно, отсутствие средств, незначительный срок отбытия наказания, неподтверждение гражданства.

Действительно, сотрудники групп социальной защиты уделяют много сил и времени на поиски и оформление паспортов осужденных. Всего за 2005 год ими было направлено в различные организации 9873 запроса для оформления документов, оформлено 2847 паспортов, документы 584 осужденных были поданы в паспортно-визовую службу для оформления паспорта. Но справиться с ситуацией не удается, поскольку количество лиц, поступающих в ИК без документов, растет. Сотрудница группы социальной защиты осужденных ИК-53 рассказала при личной встрече с Уполномоченным, что раньше ей приходилось заниматься оформлением 6 паспортов в год. Сегодня в этой колонии 847 осужденных из 2530 не имеют в личном деле документов, удостоверяющих личность, 653 из них поступили за 9 месяцев 2006 года. За тот же период из данной колонии освободилось 105 человек, которым не удалось оформить паспорт.

По данным, представленным начальниками исправительных учреждений Свердловской области, каждый пятый осужденный не имеет в личном деле документов, удостоверяющих личность.

В ИК-2 не имеют документов 1162 из 2942, с начала текущего года без документов прибыл 591 человек. Такая тенденция прослеживается практически во всех колониях: в ИК-54 документы отсутствуют у 734 человек из 2057, 636 из них поступили в течение 9 месяцев 2006 года, в ИК-47 без документов 908 человек из 3513, из них 622 прибыло с начала года. Не лучше ситуация и в воспитательных колониях: не имеют документов 146 из 405 воспитанников Краснотурьинской воспитательной колонии и 151 из 591 воспитанника Кировградской воспитательной колонии.

В Свердловской области, имеющей на своей территории большое количество колоний, решение вопроса о своевременном документировании всех лиц, выходящих из мест лишения свободы, имеет особую актуальность. Насколько остро стоит сегодня данный вопрос, свидетельствует информация, предоставленная начальником ИК-6 Н.Г. Свининой.

Во время очередного посещения колонии она представила Уполномоченному список отбывающих наказание женщин, в отношении которых гражданство РФ не подтверждается. Запросы были сделаны в отношении каждой из них. В большинстве случаев ответы поступили, однако ответы отрицательные.

При помощи Уполномоченного сотрудниками группы социальной защиты осужденных ИК-6 была систематизирована и передана в УФМС по Свердловской области информация о 39 осужденных. В результате проверки, проводимой в течение полугода, был решен вопрос о выдаче паспорта 6 осужденным, 11 женщин не были признаны российскими гражданами, еще 15 даны разъяснения о необходимости обращения в суд по месту фактического проживания для установления юридического факта постоянного проживания на территории РФ на 06.02.92 Две осужденные были освобождены, так и не дождавшись решения своего вопроса.

Среди женщин, которым дана рекомендация установить факт проживания в судебном порядке, осужденная Д. - уроженка Марийской АССР, получившая в 1990 году паспорт в приемнике-распределителе Новгородской области. На 06.02.92 проживала в Новгородской области. Никаких подробностей о своей жизни в 1992 году вспомнить не может, связи с лицами, знавшими ее в тот период, безвозвратно утеряны. Во время отбытия срока наказания Д. достигнет пенсионного возраста, без паспорта она не сможет воспользоваться гарантированным Конституцией правом на получение пенсии.

Сотрудники исправительных учреждений области сталкиваются еще с одной проблемой: им приходится предпринимать меры по установлению личности осужденного. И не всегда удается получить документы, подтверждающие, что наказание отбывает именно тот человек, который указан в приговоре.

Так, в ИК-55 отбывал наказание осужденный Р. 1984 года рождения. Со слов осужденного был сделан запрос на получение заявления формы N 1 и подтверждение российского гражданства в УФМС Шалинского района. Согласно полученному ответу, Р. не значится по указанному адресу в прописке-выписке, паспортом не документировался. После повторной беседы с осужденным выяснилось, что он никогда не получал паспорта. Сотрудники группы социальной защиты направили запрос в ОЗАГС для получения копии свидетельства о рождении. В полученном ответе содержалась информация о том, что записи акта о рождении Р. за указанный период отсутствуют, архивные данные сохранены полностью. Р. был освобожден в июле без паспорта.

И это не единичный случай. Сотрудники ИК-6 уже больше года не могут оформить документы осужденной Б. 1975 года рождения. В приговоре Первоуральского суда в отношении Б. содержится следующая информация: гражданка РФ, уроженка д. Крылосово Первоуральска Свердловской области, проживает по адресу:...

По данным ОЗАГС муниципального образования "Город Первоуральск", за период ноябрь-декабрь 1975 по февраль 1976 года записи о рождении девочки с таким именем, как у Б., не обнаружилось. ЗАГС просил уточнить девичью фамилию осужденной и место регистрации рождения. Начальник Билимбаевского ПОМ УВД г. Первоуральска сообщил, что Б. паспортом не документировалась, по данным адресного бюро в прописке-выписке не значится. С указанного Б. адреса была получена поквартирная карточка. Там действительно живет семья с такой же, как у осужденной, фамилией, однако женщина с ее именем там не значилась.

В ходе работы по обращению сотрудников больницы, пожаловавшихся не невозможность определения в специализированное учреждение находящегося на излечении больного Г., выяснилось, что проблемы его документирования были вызваны тем, что ранее он отбывал наказание под другим именем (обращение N 06-13/944).

Обращения к Уполномоченному свидетельствуют о том, что это уже не единичные исключительные случаи, которые необходимо и возможно разрешать лишь в индивидуальном порядке. Каждому из заявителей оказана помощь в пределах компетенции Уполномоченного. Однако этого недостаточно, необходимы изменения на законодательном уровне. Наиболее приемлемым выходом видится проведение иммиграционной амнистии, людям, уже проживающим в России, необходимо дать возможность выйти из тени.

Неоднократно Уполномоченный принимал участие в конференциях, круглых столах, парламентских слушаниях, посвященных проблемам миграции и проблемам мигрантов в России. Предложения были переданы парламентариям на круглом столе, организованном 4 декабря 2006 года Комитетом Государственной Думы РФ по безопасности и на парламентских слушаниях "Миграционная политика и связи с соотечественниками", проходивших в Совете Федерации Федерального Собрания РФ.

В ноябре Уполномоченным подготовлен специальный доклад о проблемах, связанных с документированием, определением и подтверждением документами правового статуса осужденных лиц в России. Доклад направлен депутатам Государственной Думы РФ, а также представителям всех органов власти, в чьей компетенции находится работа с осужденными и мигрантами.

Один из первых откликов на доклад поступил от председателя Свердловского областного суда И.К. Овчарука, который разделил озабоченность Уполномоченного состоянием дел по документированию осужденных и выразил готовность оказать поддержку в разрешении проблемы. И.К. Овчарук проинформировал Уполномоченного, что во все суды области направлено письмо с требованием к судьям принятия всех мер к тому, чтобы к материалам уголовных дел были приобщены документы, устанавливающие личности осужденных, и, прежде всего, паспорта.


О БОМЖАХ ЗАМОЛВИЛИ СЛОВО

Одной из серьезных проблем остается положение малоимущих и лиц без определенного места жительства, которых обычно называют бомжами. Наиболее актуальна она для Екатеринбурга, куда в поисках лучшей доли едут попавшие в сложную ситуацию люди не только из сел и небольших городов нашей области, но и из соседних регионов. В большом городе им легче прокормиться, найти крышу над головой. По данным областного Министерства социальной защиты населения, в Свердловской области около 3 тысяч бомжей. Но сколько их осталось неучтенных... Отдел социального служения Екатеринбургской Епархии считает, что в Екатеринбурге их почти 8 тысяч.

Как известно, в соответствии с седьмой статьей Конституции Российской Федерации политика нашего государства "направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека". К сожалению, принятые Правительством страны документы не в состоянии обеспечить данной категории лиц доступ к минимальным социальным и медицинским услугам, необходимым для поддержания жизни.

В самом начале своей деятельности после избрания Уполномоченным по правам человека на второй период я подготовила специальный доклад о нарушениях прав лиц без определенного места жительства и занятий, который называется "Люди на обочине". Для меня принципиально важно было начать свою работу именно с выступления по этой тематике, помочь в решении непростых проблем людям, которые оказались по тем или иным причинам "на дне", на обочине жизни.

Они - часть нашего общества, никто из нас не застрахован от попадания в эту категорию. Необходимо этим людям всячески помогать. Не жалеть их, а именно помогать, предоставлять такие условия, при которых им возвращалось бы человеческое достоинство. Тем самым и мы бы чувствовали себя более уверенно, безопасно.

Бомжи есть во всем мире, и я постаралась изучить документы международного сообщества, понять опыт работы с представителями маргинальных слоев населения, чтобы не унижать человеческое достоинство.

Как оказалось, мои коллеги - региональные Уполномоченные по правам человека еще не выступали по теме нарушения прав лиц без определенного места жительства. Это первый в стране подобный специальный доклад государственного правозащитника. Анализируя ситуацию в области и отчасти в стране, я сделала ряд предложений федеральным и областным органам власти. Направила специальный доклад не только депутатам местного Законодательного Собрания, Губернатору, Председателю Правительства Свердловской области, но и для информации Правительству РФ, депутатам Государственной Думы от Свердловской области, Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации В.П. Лукину и Председателю Совета при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Э.А. Памфиловой.

Уполномоченный по правам человека в РФ В.П. Лукин поспешил порадовать тем, что, наконец, и государство вспомнило о бомжах. На федеральном уровне готовится программа, которая предполагает конкретную работу с этой категорией людей, но она будет действовать, по всей видимости, только с 2008 по 2010 годы. Правительство страны планирует в 2009 году подготовить специальный доклад о положении лиц без определенного места жительства. Хорошо, что у нас это случилось, по крайней мере, на три года раньше. Надеюсь, что нам удастся решить многие вопросы этой категории людей. В декабре мы получили проект распоряжения Правительства РФ об утверждении плана мероприятий по профилактике бродяжничества и социальной реабилитации лиц без определенного места жительства на 2007 - 2010 годы. В этом документе предусмотрено оказание финансовой поддержки для завершения строительства Центра социальной адаптации лиц без определенного места жительства и занятий в селе Лебяжьем Каменского района, его оснащения оборудованием. Это учреждение, на мой взгляд, для области очень актуально.

По нашим сведениям, больше года существует проект федерального закона о реабилитации бомжей, лиц, отбывших наказание, но почему-то дальнейшего хода нет. В специальном докладе у меня есть обращение к депутатам Государственной Думы РФ и членам Совета Федерации РФ принять федеральный закон о борьбе с бездомностью, бродяжничеством и о социальной реабилитации лиц, освобожденных из мест лишения свободы с целью гуманизации государственной политики в отношении лиц, попавших в сложную жизненную ситуацию, и обеспечения им реальной социальной защиты.

Мы просто задыхаемся без государственной программы по реабилитации бездомных людей. Особенно трудно приходится бывшим осужденным. Они не могут устроиться на работу, так как федеральные законы и всевозможные инструкции не позволяют трудоустраивать людей без наличия постоянной регистрации. На помощь бомжам пришла и Екатеринбургская епархия. В 72-х приходах области активизировалась работа с ними.

Об актуальности проблем, поднятых в спецдокладе, я получила много отзывов. "Ваш доклад о нарушении прав лиц без определенного места жительства и занятий "Люди на обочине" заслуживает внимания всех органов государственной власти, - пишет и.о. начальника Управления федеральной государственной службы занятости населения по Свердловской области О.В. Ситников - Федеральная служба занятости населения в пределах своих полномочий решает проблемы лиц без определенного места жительства. Данной категории предоставляются бесплатные консультации, информация о ситуации на рынке труда, вакансиях, условиях обучения и возможности участия в общественных работах.

Федеральная служба занятости населения готова к сотрудничеству в деле защиты прав и свобод лиц без определенного места жительства и поддерживает Ваши предложения по внесению изменений в законодательные акты, которые позволят решать проблемы, стоящие перед данной категорией людей.

Одним из важнейших результатов спецдоклада стал совместный приказ Министерства социальной защиты населения Свердловской области, Министерства здравоохранения Свердловской области, Главного управления внутренних дел Свердловской области, Управления федеральной миграционной службы по Свердловской области, Территориального управления федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Свердловской области от 20 ноября 2006 года N 684/ 937-п/ 1312/ 63/ 01-05/497 "Об организации межведомственного взаимодействия по работе с лицами без определенного места жительства и занятий". В нем ясно сказано, кто, чем и как должен заниматься для эффективного решения проблемы социальной адаптации лиц без определенного места жительства и занятий.

В соответствии с этим документом, полномочия структур в данной сфере разграничены. Руководителям территориальных органов соцзащиты предписано оказывать помощь бомжам в восстановлении общественно полезных и родственных связей, им будет оказана консультативная и финансовая поддержка. При необходимости опустившихся граждан накормят, снабдят одеждой и обувью. Бомжей станут официально направлять в учреждения социального обслуживания и здравоохранения, службу занятости. А милиция и подразделения УФМС помогут им в восстановлении и оформлении утерянных документов.

Мы с Министерством соцзащиты выдвинули больше предложений, но эти структуры исходя из своих приказов, постановлений кое-что убрали из документа. И все же я считаю приказ важным шагом к обеспечению правовой защиты данной категории граждан.

С Министерством социальной защиты населения мы уже наработали опыт взаимодействия. Благодаря тому, что область приняла на себя обязательства по социальному обслуживанию граждан, попавших в трудную жизненную ситуацию, в этом году нам стало легче, чем прежде, помогать бомжам. Теперь сломаны межмуниципальные перегородки, учреждения социальной защиты населения финансируются из областного бюджета и все жители имеют равный доступ к отделениям временного пребывания.

Министерство социальной защиты организовало работу отделения мобильной срочной социальной помощи. Я благодарна средствам массовой информации за то, что они пошли навстречу, прониклись этой проблемой и напечатали схемы, маршруты, адреса и телефоны тех учреждений, куда может обратиться человек, попавший в трудную жизненную ситуацию.

Минувшей зимой в сильные морозы в Екатеринбурге хорошо зарекомендовала себя скорая социальная помощь для лиц без определенного места жительства. В экипаже "Газели", курсировавшей по городу, находился медик, который при необходимости оказывал первую медпомощь, а социальный работник помогал разрешить проблемы с документами. Попавшему в трудную жизненную ситуацию человеку предлагали чай, теплую одежду. В этом году рассматривался вопрос о введении в областном центре целой системы социальных такси. Уже приобрели для этого более десятка машин.

Не секрет, что Дом ночного пребывания на улице Машинной в Екатеринбурге не может вместить всех желающих. Здесь всего 45 койко-мест, причем только для мужчин. Планировалось открыть приют для женщин хотя бы на 10 мест, но в этом году сделать этого не удалось, так же как и расширить несколько домов-интернатов. Вот и вынуждены бездомные устраиваться на временный ночлег где придется, зачастую рискуя жизнью... В прессе нередко можно встретить сообщения, подобные этим.

"Два бомжа погибли из-за костра, который они развели для согрева в подвале жилой пятиэтажки в Талице. По автолестнице было эвакуировано 7 человек, 39 эвакуировано по лестнице в подъезде, из них 12 детей. Повреждены деревянные хозяйственные сараи в подвале. Ориентировочный ущерб - 10 тысяч рублей".

"Ночью в районе поселка Прохладный (Белоярский) вспыхнул пожар на городской свалке. Как сообщили в Центре общественных связей Главного управления МЧС России по Свердловской области, на площади 9 кв. метров выгорел старый кузов от автобуса.

Внутри работники свалки обнаружили два обгоревших трупа - гражданки Ничерухиной (около 60 лет) и Кесикопулос, 1948 года рождения. Причиной пожара стало нарушение правил пожарной безопасности при эксплуатации отопительной печи. Ущерба нет".

"В подземном технологическом тоннеле, соединяющем несколько медицинских учреждений, включая областной кардиологический центр и центр медицинской профилактики, ночью произошел пожар. Виновниками стали два бомжа, которые по неосторожности спалили свою "оборудованную стоянку" и перешли спать в другой участок подземного лабиринта.

Весь этот больничный комплекс давно является источником проблем для пожарных. С завидной регулярностью горит здание скорой помощи. Подземные коммуникации, по которым легко может проехать легковой автомобиль, облюбовали бомжи, основная причина всех пожаров".

Зачастую, за помощью к Уполномоченному обращаются не сами бомжи, и даже не их родные и близкие. "На днях я столкнулся с вопиющим фактом равнодушного отношения людей к своим согражданам и особенно детям, - написал мне екатеринбуржец А.А. Поздин (обращение N 06-13/578). - Дело в том, что на протяжении долгого времени в колодце теплотрассы на проспекте Космонавтов возле остановки троллейбуса "Пединститут" обитают несколько взрослых и детей. Все они имеют довольно неприглядный вид - грязные, ободранные, голодные.

Никого не интересует положение этих людей. Надеюсь, что вы разберетесь в этой ситуации и поможете им. В приложении к письму дискета с фотографиями этих людей, чтобы подтвердить написанное".

Мы повстречались с обитателями этого люка теплотрассы, постарались помочь людям, которые не от хорошей жизни избрали для себя домом далекое от комфорта подземное помещение. К решению их вопросов подходили индивидуально, содействовали в оформлении документов, установлении связей с родными, предлагали варианты трудоустройства, обеспечивали одеждой и обувью. По просьбе ребят, а у люка теплотрассы в дни привоза благотворительных обедов "Миссией Возрождения" собиралось немало молодежи, организовали встречу с руководителем некоммерческого партнерства "Бюро по трудоустройству лиц, попавших в экстремальную жизненную ситуацию" Ю.И. Потапенко. Несколько бездомных он устроил работать на стройки, дал жилье в вагончиках и подвалах строек. Бомжи здесь получают вполне достойную зарплату, на которую можно нормально жить, занимаясь восстановлением документов.

На федеральном уровне сейчас нет закона, который бы обеспечивал работодателям какие-либо льготы при трудоустройстве бомжа, а без материального стимула за это дело берутся в основном общественные организации.

Областное министерство социальной защиты населения готово организовывать в Екатеринбурге рабочие группы из бомжей, которые могли бы заниматься уборкой территорий, например, в обмен на еду и одежду, но городские структуры не хотят принимать таких работников, отдавая предпочтение заезжим мигрантам.

Мировой опыт показывает, что одним сотрудникам социальной защиты без помощи гражданского общества не справиться с непростой работой с людьми, попавшими в сложную жизненную ситуацию. У нас в области этой деятельностью активно занимаются несколько общественных организаций. При поддержке Уполномоченного по правам человека в этом году две из них - "Дорога к жизни" и "Бюро по трудоустройству лиц, попавших в экстремальную жизненную ситуацию" выиграли гранты на расширение объемов работы. Они предлагают Правительству Свердловской области перенять положительный опыт Санкт-Петербурга. Там общественная организации "Ночлежка" разработала программу, которую приняли на уровне местного самоуправления, и теперь на ее реализацию из бюджета выделяются деньги. Попавшего в ночлежку человека без документов регистрируют в ГУВД, выдают ему временное удостоверение, по которому предоставляется медицинское страхование в определенных больницах, бесплатный проезд.

Думаю, что мы сможем найти свой подобный вариант.

Пока в области, по сути, нет учреждений для размещения бомжей-инвалидов. Осенью в Екатеринбурге больше месяца жил прямо на трамвайной остановке "Московская" 52-летний безногий бомж Я. Он собирался провести здесь зиму: идти все равно некуда, а здесь бойкое место неподалеку от Центрального рынка, прохожие иногда дают мелочь, еду, сигареты.

История этого бомжа банальна и похожа на сотни других. Жил в небольшом городе, овдовел, чтобы рассчитаться с долгами сына-наркомана, продал квартиру. Сын вскоре умер, а оставшийся без жилья Я. перебрался в Екатеринбург. Сумел получить место в общежитии, работал. Напившись, зимой отморозил ноги, которые ампутировали выше колен. Паспорт потерял. Так и оказался под крышей остановки трамвая в поле зрения средств массовой информации и социальных работников. Уполномоченному по правам человека было много звонков от неравнодушных жителей города - люди просили срочно помочь человеку.

Как мне сообщила заведующая отделением Комплексного центра социального обслуживания населения Ленинского района Л.М. Алексеева, к бомжу семь раз выезжала срочная социальная помощь. Покидать обжитую остановку он отказался, даже написал об этом расписку. Юрист районной соцзащиты сделал запрос в милицию, чтобы официально установить личность Я., получить хотя бы справку вместо потерянного паспорта, чтобы потом устроить бедолагу в Дом инвалида.

Выяснилось, что зарегистрирован Я. в Чкаловском районе. Местной соцзащите теперь предстоит сделать бомжу фотографии на паспорт и оформить госпошлину. Средств на это у учреждения не предусмотрено, поэтому зачастую общественникам и работникам аппарата Уполномоченного приходится оплачивать госпошлину в сберкассе из собственного кармана.

Время на подготовку документов бомжу Я. еще есть. Проживание на остановке не прошло бесследно, сейчас ему предстоит пройти девятимесячный курс лечения в тубдиспансере.

Совместно с общественными организациями, Домом ночного пребывания мы попытались для оперативной помощи людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию, создать ночлежку неподалеку от одной из железнодорожных станций в границах города Екатеринбурга.

Спасибо руководству Свердловской железной дороги, которое откликнулось на просьбу, выделило два плацкартных вагона. Подсоединив их к коммуникациям, здесь без излишних формальностей можно было бы размещать на ночлег около ста человек. В течение нескольких месяцев мы обращаемся с письмами в городскую администрацию, Комитет по управлению городским имуществом, областные структуры, но место для этих вагонов пока найти не смогли.


СТРОИТЕЛЬСТВО ТОЧЕЧНОЕ, ПРОБЛЕМЫ МАСШТАБНЫЕ

Почти в два раза увеличилось в 2006 году количество обращений граждан о несогласии с отводом земельных участков администрациями муниципальных образований городов области под строительство.

О нарушении права на благоприятную среду и условий проживания при реконструкции и строительстве жилых домов и других объектов недвижимости к Уполномоченному по правам человека обратились граждане А., г. Реж (обращение N 06-13/2280), Д., г. Верхняя Салда (обращение N 06-13/2313), жители г. Североуральска (обращение N 06-13/2930), дома N 25 на ул. С. Дерябиной г. Екатеринбурга (обращение N 06-13/122) и многие другие. Только на личном приеме населения Уполномоченным по правам человека в сентябре принято 18 жителей Екатеринбурга с жалобой о нарушении законодательства при обеспечении жилищных прав собственника жилого помещения при изъятии земельного участка для государственных и муниципальных нужд.

К Уполномоченному обратился гражданин С. с жалобой о несогласии с выдачей Главархитектурой администрации г. Екатеринбурга разрешительного письма на согласование условий предоставления земельного участка для строительства объекта недвижимости на придомовой территории дома N 16/18 на ул. Декабристов.

И отсутствие ответа при обращении к заместителю главы Екатеринбурга В.П. Крицкому с просьбой о приостановлении действия разрешительного письма (обращение N 06-13-275).

В качестве подтверждения своих доводов гражданин С. приводит ответ на его запрос заместителя главного санитарного врача по Свердловской области В.И. Чиркова о том, что, "предварительно рассмотрев представленные материалы, установлено, что участок расположен на внутридворовой территории существующих 4 этажных жилых домов практически замкнутой конфигурации.

Ведение строительных работ в существующей застройке приведет к полной ликвидации элементов благоустройства на период строительства и нарушению санитарных норм по шуму при выполнении строительных работ, что приведет к ухудшению условий проживания и ежедневного кратковременного отдыха населения на придомовой территории. Существующая система мусороудаления квартала не соответствует действующим санитарным нормам. Размещение дополнительных объектов лишь ухудшит сложившуюся ситуацию. Кроме того, в представленных материалах отсутствует обоснование по соблюдению действующих санитарных норм и правил".

Тем не менее, на запрос Уполномоченного по правам человека о соблюдении законодательства при землеотводе под строительство жилого дома с административными помещениями и подземным гаражом внутри существующего жилого квартала на ул. Декабристов, 16/18 заместитель главы города Екатеринбурга В.П. Крицкий сообщает, что "Главархитектурой в адрес гражданина С. уже неоднократно направлялись письма относительно правомерности действий администрации города по выдаче разрешительного письма колледжу "Безопасность", и что решение о строительстве объекта пока не принято. Заказчик только получил разрешительное письмо, дающее право на сбор условий и заключений инженерных и надзорных служб города о возможности строительства. При этом согласования Территориального общественного самоуправления не требуется. Кроме того, Уральским региональным центром социальных технологий "Эксперт" был проведен опрос жителей жилых домов на ул. Декабристов, 16/18 (корпуса а, б, в и г). Согласно протоколу итогов опроса следует, что при условии соблюдения требований, предъявляемых к строительству объекта, опрошенные не будут возражать против строительства, а также настроены нейтрально - 77,1%. Только после предоставления застройщиком положительных заключений всех служб будет рассмотрен вопрос о подготовке распоряжения главы Екатеринбурга о согласовании места размещения объекта".

Имеют место случаи, когда предоставление земельного участка и заключение договора его аренды на строительство, выдача разрешения на выполнение работ, предшествующих строительству, осуществляются с нарушением действующего законодательства.

Жители домов N 57 на ул. Радищева, N 26 и N 28 на ул. Гурзуфской в г. Екатеринбурге обратились к Уполномоченному по правам человека с жалобой о несогласии со строительством ЗАО "Строительная компания "Астон" в парке Мемориального комплекса 18 и 25 этажных жилых домов с офисными помещениями и подземными парковками (обращение N 06-13/2431).

Проверкой Свердловской межрайонной природоохранной прокуратуры было установлено, что начальником Главного управления архитектуры, градостроительства и регулирования земельных отношений г. Екатеринбурга М.Б. Вяткиным закрытому акционерному обществу "Строительная компания "Астон" выдано разрешение на выполнение работ, предшествующих строительству 25-этажного жилого дома с нежилыми помещениями на ул. Радищева. Администрацией Екатеринбурга заключен договор аренды земельного участка с ЗАО СК "Астон" сроком на 15 лет. Рассматриваемое разрешение выдано в отсутствие основополагающих документов: разрешения на строительство, выдаваемое органом местного самоуправления г. Екатеринбурга; государственной вневедомственной и экологической экспертизы проектной документации по данному объекту. При принятии решения о предварительном согласовании места разрешения объекта не рассматривались другие варианты выбора земельного участка, что является нарушением пунктов 4 и 5 статьи 29 Градостроительного кодекса Российской Федерации.

Свердловский межрайонный природоохранный прокурор К.Е. Ершов обратился в суд с исковым заявлением в защиту неопределенного круга лиц к ЗАО "СК "Астон" и администрации г. Екатеринбурга о признании недействительным договора аренды земельного участка, прекращении деятельности и освобождении земельного участка.

Судья Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга Д.Е. Ковелин, ознакомившись с исковым заявлением Свердловского межрайонного природоохранного прокурора, отказал в принятии заявления.

Свердловский межрайонный прокурор с определением судьи Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга не согласился и с кассационной жалобой обратился в судебную коллегию по гражданским делам Свердловского областного суда. Есть надежда, что судебная коллегия допустит все-таки прокурора до справедливого суда.

На обращение Уполномоченного с просьбой о проведении проверки изложенных фактов в обращении гражданина С. заместитель начальника Управления Главархитектуры, начальник инспекции строительного контроля администрации г. Екатеринбурга М.М. Волков сообщил, что специалистами инспекции строительного контроля проведена проверка, в ходе которой по факту самовольного строительства инспекцией архитектурно-строительного контроля г. Екатеринбурга составлен акт о нарушении в области строительства и выдано предписание с требованием о приостановке строительства.

А строительство в это время продолжается.

С жалобой о нарушении права пользования земельным участком Распоряжением главы Екатеринбурга "О предоставлении ЗАО "Корпорация Атомстройкомплекс" земельного участка на ул. Орденоносцев для строительства комплекса многоэтажных жилых домов и несогласии с выкупом ЕМУП "Городской комитет по приватизации, продаже, обмену жилья и высвобождению земельных участков под застройку" на договорной основе за счет ЗАО "Корпорация Атомстройкомплекс" жилого дома на ул. Профсоюзная, 11, четверть которого принадлежит ему по договору дарения, к Уполномоченному обратился гражданин Г.

Он пишет (обращение N 06-13-2973), что 02.09.06 с заявлением о несогласии с отведением земельного участка он обратился к заместителю главы Екатеринбурга В.П. Крицкому.

На его обращение заместитель начальника Управления Главархитектуры, начальник Инспекции строительного контроля администрации г. Екатеринбурга М.М. Волков сообщил, что заявление рассмотрено в инспекции архитектурно-строительного контроля и проведена проверка с выездом на место. По ее результатам директору ЗАО "Екатеринбурггорстрой" В.П. Степанову выдано предписание с требованием работы по строительству третьего пускового комплекса прекратить и выполнить условия пункта 3 распоряжения главы Екатеринбурга в соответствии с действующим жилищным законодательством на момент отселения.

Гражданин Г. с ответом заместителя начальника Управления Главархитектуры не согласился и обратился в Ленинский районный суд г. Екатеринбурга. Кто прав, кто виноват в этой ситуации, конечно, определит суд. На заседание суда ответчик не явился, и судебное разбирательство перенесено.

С просьбой о восстановлении жилищных прав собственника частного жилого дома при изъятии земельного участка для муниципальных нужд обратилась гражданка М.

Она пишет (обращение N 06-13/3171), что исполнительным Комитетом Свердловского городского Совета народных депутатов в 1990 году принято решение об отселении жителей дома N 83 на ул. Егора Сазонова, в котором она проживает, с последующим его сносом в связи со строительством трестом "Свердловскдорстрой" жилого дома на ул. Таватуйской - пер. Теплоходный. Строительство дома в установленные сроки не состоялось, дом не снесли, жителей не отселили, несмотря на то, что он был признан ветхим. Постановлением главы города Екатеринбурга от 27.11.03 N 1355-к товариществу собственников жилья "Ссудно-сберегательное строительное товарищество-2" предоставлен земельный участок на ул. Софьи Перовской - Крупносортировщиков для строительства жилых домов со встроенными помещениями детского клуба, подземных гаражей, теплопункта и трансформаторной подстанции. ТСЖ "ССС-2" было предписано осуществить отселение граждан, проживающих на территории земельного участка, в том числе и собственников дома.

Генеральный директор ЗАО "Уралстройинвест" Г.Г. Черных в нарушение требований статьи 5 Федерального закона "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" уведомил жителей дома 83 на ул. Егора Сазонова, согласно Постановлению главы города Екатеринбурга о предоставлении взамен их жилья общей площадью 14,3 кв. м комнаты в двухкомнатной квартире на ул. Техническая, дом N 35, жилой площадью 16 кв. м или комнаты в трехкомнатной квартире на ул. Ольховская, дом N 27, жилой площадью 15 кв. м. После того как гражданка М. с предлагаемым жильем не согласилась, администрация Екатеринбурга обратилась с иском к жителям дома N 83 на ул. Егора Сазонова об изъятии жилого дома путем выкупа в связи с изъятием земельного участка для муниципальных нужд, прекращения права пользования земельным участком. В связи с нарушением требований пункта 4 статьи 32 Жилищного кодекса Российской Федерации решением Железнодорожного районного суда г. Екатеринбурга в удовлетворении исковых требований администрации г. Екатеринбурга к жителям дома отказано. Строительство рядом с домом ведется, а жилье так и не предоставлено.

Обращения населения области к Уполномоченному по правам человека с жалобами о нарушении законодательства при обеспечении жилищных прав собственника жилого помещения при изъятии земельного участка для государственных и муниципальных нужд свидетельствуют о том, что у людей практически нет возможности защитить себя от строительства на придомовой территории и свой дом от сноса, если земельный участок власти решили изъять для своих нужд. При этом перечень таких нужд в законе конкретно не установлен. И власти пользуются этой нормой для зачистки территории под коммерческое строительство.

Эта несправедливость подтверждается действующим новым Жилищным кодексом Российской Федерации, который практически не дает правовых гарантий отселяемым гражданам. С одной стороны, в пункте 1 статьи 30 главы 5 настоящий Кодекс декларирует собственнику жилого помещения осуществление права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему на праве собственности жилым помещением в соответствии с его назначением и пределами его использования, а с другой стороны, в пункте 1 статьи 32 главы 5 этот же Жилищный кодекс предоставляет Российской Федерации, соответствующим субъектам Российской Федерации или муниципальным образованиям право изъятия жилого помещения у собственника путем выкупа в связи с изъятием соответствующего земельного участка для государственных или муниципальных нужд.

В настоящее время в Жилищном и в Земельном кодексах нет определенных указаний на размеры земельных участков для различных категорий жилых домов. Единственным документом, содержащим методику расчета размера придомовой территории, на данный момент является Постановление Правительства Российской Федерации от 26.09.97 N 1223 "Об утверждении Положения об определении размеров и установления границ земельных участков в кондоминиумах" (в ред. Постановлений Правительства РФ от 30.03.98 N 369, от 21.08.00 N 615). Поэтому, чтобы узнать размеры земельного участка жилого дома, на котором властями планируется новое строительство, гражданину нужно обратиться в архив и истребовать комплект документов по строительству и сдаче в эксплуатацию этого дома с надеждой, что среди документов могут быть сведения и о земельном участке.

Отсутствие правовых нормативов размеров земельного участка придомовой территории позволяет муниципальным властям максимально урезать их границы, особенно в центре городов, где земля имеет высокую ценность.

В Государственную Думу, Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации в массовом порядке поступают законопроекты, вносящие поправки в Жилищный кодекс Российской Федерации и связанные с ним положения других законов. Одни поправки приняты в первом чтении, другие во втором, третьи еще вносятся на рассмотрение. Гражданам не остается ничего другого, как внимательно следить за изменением жилищного законодательства и вести борьбу за его соблюдение, отстаивая свои права.

Оценка и пути решения проблемы уплотненного строительства на федеральном уровне определены первым вице-премьером Правительства Российской Федерации Д. Медведевым. Еще 6 октября 2006 года он заявил, что перспективы точечной застройки исчерпаны и необходимо переходить к комплексному строительству и освоению больших земельных массивов. Где-то это могут быть целые города, где-то большие участки.

Уполномоченный считает, что переход к комплексному строительству позволит, прежде всего, снять социальную напряженность среди жителей области, недовольных лишением их зеленых насаждений во дворах и устоявшихся условий проживания в благоустроенных придомовых территориях.

Уже сейчас жители городов области испытывают нехватку воды, тепла и электроэнергии, все чаще и чаще выходят из строя канализационные системы. И Уполномоченному по правам человека это очень хорошо известно.

Перенос строек в новые жилищные массивы будет способствовать и снижению нагрузки на изношенные коммуникации по предоставлению населению коммунальных услуг.


ПРАВОЗАЩИТНОЕ СООБЩЕСТВО И ВЛАСТЬ:

ВЫБОР ПАРАДИГМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

Правозащитное сообщество на втором десятилетии своего легального существования в постсоветской России переживает время выбора форм и приоритетов своей деятельности. Сложность ситуации для общественных организаций и в их числе правозащитных объединений задается общим фоном российских реалий, которые при всех позитивных явлениях в экономике остаются далекими от однозначности и ясности. Преобразования нашего общества далеки от завершения, и чувство тревоги и неуверенности за свое будущее социологи фиксируют у многих, если не большинства, российских граждан. Люди все еще опасаются заглядывать в будущее.

Думаю, можно сказать, что к середине первого десятилетия XXI века постсоветское правозащитное движение, каким оно сложилось и действовало в 90-е годы, во многих аспектах исчерпало сложившуюся на то время повестку дня. Российская Конституция и многие законы, обеспечивающие так называемую "третью корзину", гуманитарную часть Хельсинских соглашений 1975 г., были приняты, создав тем самым вполне приемлемое по самым строгим меркам правовое поле. Мечты советских диссидентов-правозащитников сбылись: возможность свободно ездить по всему свету, читать и писать что угодно без цензуры, издавать газеты и журналы, выпускать книги, создавать общественные организации, основывать частные предприятия, реализовывать политические права (альтернативные выборы, многопартийность) и т.д., все это было закреплено в законах и стало новой российской реальностью.

Что касается форм деятельности, технологий работы правозащитников, то 90-е годы были временем обучения, освоения опыта работы западных правозащитных организаций. То, что можно было взять с западных образцов, было взято и опробовано в российских условиях. Это, безусловно, был очень важный период.

К сожалению, прижились не все. Прежде всего самоорганизация, объединение людей для защиты своих прав и интересов, без чего нет гражданского общества. Из организаций действительно самодеятельных и, в определенном смысле, "самодостаточных" можно назвать, пожалуй, только комитеты солдатских матерей, ассоциации репрессированных, включая "Мемориал", некоторые объединения инвалидов, общества защиты прав потребителей да объединения национальных общин и мигрантов. С некоторой натяжкой можно приписать сюда правозащитные центры, очень разные по возможностям, направлениям и эффективности работы, но большей частью сильно зависящие от грантовой поддержки западных фондов.

Новое из технологий: протестное пикетирование и митинги, круглые столы, как дискуссия без особых правил, обучающие семинары и тренинги, юридические клиники при вузах. Вот, пожалуй, и весь арсенал наиболее часто используемых правозащитниками технологий.

Такие практики из западного опыта как "переговорные площадки", "гражданские переговоры", "гражданские экспертизы", "общественный контроль" и другие, новые для России, технологии общественной деятельности остаются пока прерогативой очень немногих организаций; да и то часто в реалии больше напоминают более или менее организованные "пробы пера" или демонстрации потенциала возможностей, чем освоенные технологии и практики, оставаясь некой "модой", а не потребностью реальной жизни.

Разумеется, это не случайно. При всей нашей "похожести" на Европу с точки зрения формально-правовых, государственно-политических черт и признаков, в России много больше специфики и своеобразия, чтобы отнести их только на счет естественных различий, которые есть, например, между государствами-членами Европейского Союза.

Как-то в одном из выступлений известный защитник прав заключенных В.Ф. Абрамкин посетовал на то, что волонтеров, готовых идти и работать в колонии и тюрьмы, оказывать заключенным практическую помощь, в Канаде, к примеру, много больше, чем в России, при том, что в наших колониях они много нужнее.

На мой взгляд, это едва ли не главная причина, почему у нас наиболее широко утвердился "штабной", "клубный" (И. Аверкиев, Пермская гражданская палата) тип наших правозащитных объединений, не требующий много участников. Выбор, так сказать, "малой" организационной формы предопределяется отсутствием у массового россиянина интереса к традиционно предлагаемой правозащитниками проблематике, не говоря уже о его движении навстречу правозащитникам, желании личного участия.

Могу сказать вполне определенно: правозащитные организации в своей массе не смогли пока найти ресурсов (идейных, организационных, материальных, кадровых), подходов и технологий, чтобы удовлетворить в изменившихся условиях потребность общества в организации достаточно массового участия людей в защите своих прав.

Между тем потребность эта вполне реальна и актуальна. Более того, при внешней видимости обеспеченности прав человека целым набором правовых гарантий, что, казалось, можно было бы говорить об окончательном снятии некоторых проблем, тем не менее, права людей нарушаются.

В известном замечании М.Е. Салтыкова-Щедрина про суровость российских законов, смягчаемую необязательностью их исполнения, обращают внимание чаще на "позитивную", так сказать, роль неисполнения "сурового закона". На деле эта наша российская неприемлемость римской формулы "суров закон - но закон" оборачивается необязательностью исполнения любых, даже самых "правильных" и важных законов. Единственным механизмом, "технологией", с помощью которой можно изменить ситуацию, является вовлечение в защиту прав человека самих граждан, как принято было говорить не так давно - широких народных масс.

Считаю, что вопросом вопросов для правозащитного движения в России является поиск общего языка, взаимопонимания с массой населения. Нельзя игнорировать реальные потребности и нужды людей, предлагая им поддерживать и отстаивать пусть и важные, даже очень важные ценности, но не всегда воспринимаемые людьми как жизненно необходимые и первоочередные в данный момент их жизни.

Иногда наши правозащитники напоминают миссионера, который где-нибудь в бедной африканской стране предлагает голодающему населению подумать о том, что постоянное переедание тоже и даже может быть, более вредно сказывается на здоровье, чем хроническое недоедание. Выбор языка общения, предмета и тематики для дискуссии с властями очень важны для того, чтобы правозащитники не были в глазах населения этакими идеалистами-правдоискателями, мало пригодными в реальной жизни.

Решусь сказать более - опыт шести лет работы с правозащитным сообществом позволяет это, что правозащитник-критик, правозащитник-диссидент даже в этой своей миссии обличителя пороков властей (которые, несомненно, есть) становится сегодня малопродуктивен, а бывает и деструктивен, если не предлагает кроме этого еще что-то.

Власть все менее всерьез воспринимает и критику, и обличения со стороны самопровозглашающих себя "правозащитниками" лиц и микроорганизаций (нередко из одного-двух человек), поскольку слишком часто обвинения базируются на недостаточно проверенных данных, в обличениях оказываются не принятыми во внимание многие обстоятельства, а бывает, что и вообще большой шум поднят на основе откровенной дезинформации или по не слишком серьезной проблеме.

Понятно, что ответ на вопрос, как строить отношения с государством и его структурами, зависит не только от собственного выбора и субъективных предпочтений, но и от того, что за государство, каковы его позиция и политика на практике. Спектр оценок нынешнего политического режима правозащитниками располагается в столь широком диапазоне, что уже одно это говорит о разброде в мыслях и головах.

К примеру, известный правозащитник Лев Пономарев еще в прошлом году на Всероссийском гражданском конгрессе бросал реплики про "путинский кровавый режим". Какое уж тут может быть сотрудничество с кровавым-то режимом! Руководитель Пермской гражданской палаты И. Аверкиев на круглом столе с характерной темой "Что ждет правозащитное движение в современной России?", который прошел в Екатеринбурге 30 октября, совсем по-другому смотрит на перспективу прав человека в России.

Режим как режим, были времена и похуже нынешних. Радикализм и намеренная жесткость оценок идет от невостребованности обществом правозащитников. Желание истерикой и криком привлечь внимание к какой-то проблеме часто воспринимается людьми как пиар, стремление привлечь внимание к себе, что, к сожалению, тоже бывает. Потому что, считает И. Аверкиев, "созданное мощным субъективным фактором правозащитное движение в полном отсутствии своих корней в обществе, постепенно рассасывается как невостребованное".

Отсюда два пути. Либо "постепенное рассасывание", как отметил Игорь Аверкиев, либо замыкание в своем кругу, самоизоляция, маргинализация и радикализация, что мы последнее время и наблюдаем со многими известными в прошлом правозащитниками и правозащитными организациями.

За этим следует политизация правозащитного движения, а значит, и смена ориентиров, форм деятельности и решаемых задач. Не случайно в правозащитном движении постоянно обсуждается тема создания "правозащитной политической партии". Создание такой партии и будет означать, на мой взгляд, уход с общественной сцены правозащитного движения образца 90-х годов.

Считаю, что более соответствует нашим реалиям и, значит, более перспективна в смысле потенциала и развития позиция тех правозащитников, которые, уходя от общих оценок "путинского режима", политики, концентрируют усилия на вполне конкретных и актуальных, а главное, близких, воспринимаемых населением как самые важные, задач.

Именно такая ориентация правозащитного движения, позволит, на мой взгляд, выйти на необходимый контакт с населением. Тот же пермский правозащитник И. Аверкиев, считаю, точно подметил, что "последние три-четыре года во многих городах фиксируется совершенно новое, стихийное движение. Основой их (граждан - М.Т.Г.) объединения становится возмущение унижением человеческого достоинства от произвола власти. Но люди не называют это защитой прав человека, они просто делают свое дело, пытаются добиться того-то и того-то. Вот такое новое низовое движение, видимо, и является правозащитной перспективой в России".

В нашей области мы имеем правозащитников как радикально и непримиримо настроенных по отношению к российской власти, так и считающих сотрудничество с ней не только допустимым, но ключевым условием успешной работы правозащитника. Разумеется, есть и промежуточные варианты. Кстати, все имеют возможность действовать исходя из своих убеждений, позиций и оценок.

Традиционно активность правозащитников концентрировалась на "болевых" точках, там, где мы давно уже имеем наиболее часто грубые и жестокие случаи нарушения прав человека. Правозащитники не могли не отреагировать на дикий случай с военнослужащим Андреем Сычевым. Юристы общественного объединения "Сутяжник" вели дело, представляли интересы потерпевшего в суде.

Другие правозащитные организации собирали митинги, стояли в пикетах. Были и такие, кто "пиарил" себя на этом горе.

Солдатские матери на пресс-конференции приводили много других фактов увечий и гибели солдат в армии, но такого мощного общественного резонанса эти случаи не имели. Вместе с тем, хотя и нет пикетов и митингов протеста по каждому случаю гибели солдата в мирное время, вдали от "горячих точек", но комитеты солдатских матерей известны людям и помогают родителям солдат, часто убитых горем - сына искалечили или убили! - не оставляют их одних. Помогают, подсказывают, идут вместе к властям. На мой взгляд, это труднее, чем постоять в пикете, особенно если каждую неделю вести прием и делать это много лет подряд. При этом комитеты добиваются взаимодействия, можно сказать, вынуждают сотрудничать с собой военные власти, и правильно делают. Потому что это помогает защищать интересы и права пострадавших солдат, защитить интересы их семей.

Традиционная зона повышенного внимания Уполномоченного и правозащитной общественности - это наши правоохранительные органы.

Милиция остается местом, где нередки ЧП, случаи превышения полномочий, применения незаконного чрезмерного насилия, пыток на следствии. Естественно, что и здесь можно действовать по-разному. Союз правозащитных организаций Свердловской области продолжает работу с потерпевшими от незаконного насилия, защищая жертвы милицейского произвола в судах, требуя от прокуратуры принятия адекватных мер к совершившим преступления сотрудникам милиции.

Так, например, довели до суда дело Н.П. Николаенко, по которому прокуратура Кировского района долго не завершала расследование, не передавала материалы в суд по его жалобе на сотрудников Кировского РУВД г. Екатеринбурга. Надеюсь, что суд даст справедливую оценку их действиям, а дело самого пострадавшего будет пересмотрено с учетом выводов суда о примененных милиционерами методов дознания и следствия. Вместе с тем Союз правозащитников с готовностью идет на сотрудничество и совместную работу с МВД по профилактике правонарушений. Полезными были совместные проверки изоляторов временного содержания (ИВС), сейчас начата такая же работа по камерам административного задержания (КАЗ) при районных отделения МВД. Надеюсь, и эта работа даст хорошие результаты в смысле улучшения условий содержания задержанных.

Но одними возмущениями и протестами, повторюсь, ситуацию не изменить. Поэтому продолжаем искать формы совместной работы с правоохранительной системой. Конференции и круглые столы, за которыми сидят вместе правозащитники и сотрудники милиции, стали уже достаточно привычными.

В конце марта в Екатеринбурге прошла очень представительная межрегиональная конференция по теме "Сотрудничество НКО, Уполномоченного по правам человека и правоохранительных органов".

Вместе с московскими, пермскими, казанскими правозащитниками Уполномоченными по правам человека из Саратова, Перми, Краснодара, Красноярска и нашими правозащитными организациями в течение двух дней обсуждали проблемы, возникающие в процессе работы по защите прав человека, наработанные в разных регионах приемы, методы и формы сотрудничества правозащитников, Уполномоченного по правам человека и региональных управлений МВД и ФСИН. По-разному складываются отношения, но в целом мы видим, что доминирует настроенность на совместную работу правозащитников и сотрудников правоохранительных органов. Принятые конференцией рекомендации ориентируют на сотрудничество.

Другая традиционно проблемная точка в отношениях правозащитников с государственной системой - это территория федеральной службы исполнения наказания.

Выступивший на уже упомянутой мартовской межрегиональной правозащитной конференции начальник колонии С.А. Ветошкин так охарактеризовал существующее положение дел в отношениях общественности и администрации колонии: "На сегодняшний день состояние уголовно-исполнительной системы представляет собой клубок неразрешенных проблем, в том числе и законодательных коллизий. Большинство юридических норм УИК РФ не обеспечено надлежащим финансированием. Например, провозгласив законодательно норму жилой площади на 1-го осужденного в исправительной колонии 2 квадратных метра, а в следственном изоляторе - 4 квадратных метра и возложив исполнение закона на администрацию исправительного учреждения, никто не позаботился о создании экономических возможностей для этого. То же самое касается медико-санитарного обеспечения осужденных к лишению свободы (ст. 101 УИК РФ), обеспечения изоляции и раздельного содержания различных категорий осужденных и т.д. Администрации исправительных учреждений оказались заложниками декларативного, не подкрепленного финансово, уголовно-исполнительного законодательства".

Это выступление на конференции - пример радикализма и односторонности в оценках со стороны государственного служащего, столь же бесперспективный, как и аналогичный подход со стороны правозащитников. Общественники вправе требовать у государства обеспечения безопасности, прежде всего там, где человек полностью находится под его, государства, властью и контролем. Не обязаны они вникать в дебри ведомственных проблем.

Самое опасное, что в этой взаимной полемике, подозрениях, оправданных и надуманных, обвинениях и обличениях куда-то на второй план уходит человек с его правами, он становится поводом и орудием "атаки на врага". Главное - победа над противником любой ценой, а это к защите прав человека уже отношения не имеет. Элементы такой "войны на уничтожение" наблюдаю в кампании по защите осужденного М.И. Трепашкина, отбывающего срок в колонии-поселении при ИК-13 в г. Нижнем Тагиле. Думаю, если бы не вмешательство в это дело ряда известных своим радикализмом правозащитников, с помощью СМИ подогревших атмосферу вокруг бывшего полковника ФСБ, то он давно был бы условно-досрочно освобожден. Сейчас обе стороны - и администрация колонии, и правозащитники, что называется, закусили удила и готовы биться до последнего... хочется понять чего? Нельзя делать права человека разменной монетой и средством удовлетворения чьих-то амбиций.

Шаг к людям со стороны правозащитников делается теми организациями, которые ищут и находят возможности для организации общественных приемных, в которых можно получить бесплатную юридическую консультацию. Инициатива "правозащитных субботников", когда по призыву общественных организаций некоторые коллегии адвокатов (Екатеринбургская коллегия, Свердловская областная коллегия) и правозащитные общественные приемные в канун Дня прав человека, 10 декабря, проводят прием населения, оказывают бесплатную правовую помощь, похоже, становится традицией. По крайней мере, в Екатеринбурге.

Вообще, вижу в развитии сети общественных приемных одну из важнейших форм налаживания связей правозащитного сообщества и населения. Главное, чтобы эти приемные работали эффективно.

В нашей области есть примеры успешной работы правозащитных приемных. Третий год удается Союзу правозащитных организаций организовывать регулярные "правозащитные десанты" в города, поселки и села, в том числе значительно удаленные от областного центра.

18 экспедиций мобильной правозащитной приемной организовали правозащитники и юристы-консультанты Союза правозащитных организаций С.А. Ермилов, Л.В. Кочнев, Л.Б. Косик и другие. Сотни людей получили правовую помощь квалифицированных юристов только в этом году.

Взявшись за осуществление проекта "Правозащитная система выявления, профилактики и борьбы с пытками, нарушениями прав человека правоохранительными и другими государственными органами на территории Свердловской области", Союз правозащитников не гонится за "громкими" уголовными делами, привлекательными с точки зрения пиара и отчетности по грантам.

Защита прав людей с ограниченными возможностями все еще нужна, хотя государством многое делается.

Но и здесь контакты общественных организаций инвалидов могут приобретать различный характер. Требуя внимания к проблемам инвалидов со стороны государства, критикуя власть за недостаточность сделанного, некоторые организации этим собственно и ограничиваются. Другие, такие как, например, образовательный центр детей-инвалидов "Пеликан", фонд социально-реабилитационных центров "Дорога к жизни", фонд "Благое дело", общественная организация "Свободное движение", кроме этого, занимаются организацией обучения, создают производство и рабочие места для инвалидов, помогают им почувствовать себя способными не только получать пенсию, а и полноценно жить. Особенно важно, что у нас много организаций, работающих с детьми-инвалидами. Очень хорошо, чтобы маленький человек с ограниченными возможностями не почувствовал себя лишним в этом мире.

Для работы с государством требуется хорошее владение техникой общения с его органами. В прошлом году мы вместе с правозащитниками протестовали против ряда позиций, вносимых Государственной Думой в законодательство, регулирующее контроль деятельности и регистрации общественных объединений и некоммерческих организаций. Значительное увеличение отчетности, расширение возможностей контроля и, надо прямо сказать, вмешательства в работу неправительственных организаций, не вызвало энтузиазма общественности. Даже компромиссный вариант закона, после вмешательства Президента РФ, не является идеалом. Однако и непреодолимым препятствием для реально работающих организаций не станет.

В порядке подготовки к введению его в действие провели с правозащитниками "переговорную площадку" с участием ответственных специалистов управления Федеральной регистрационной службы.

Договорились о постоянной совместной работе, создании Комиссии по информированию общественности по вопросам регистрации некоммерческих организаций и контроля за их деятельностью. Надеюсь, что эта работа сможет смягчить, если не устранить, возможные трения и конфликты в отношениях службы регистрации и общественных объединений.

Считаю организацию встреч, "переговорных площадок", правозащитников и представителей местной и государственной власти одним из важнейших направлений в работе Уполномоченного.

Если возвратиться к характеру отношений правозащитных организаций и государственных структур, то выбор состоит в том, как строить отношения с государством и его институтами. Добиваться сотрудничества, совместного планирования действий по защите прав уязвимых категорий, готовить и проводить совместные мероприятия, обмениваться информацией, предлагать помощь и участие в решении проблем. Или отстраняясь и не соприкасаясь, чтобы не обвинили в пособничестве "режиму", жестко требовать, протестовать, клеймить пороки и судиться, причем предпочтительно в Страсбурге, апеллируя к западному общественному мнению. По сути, вернуться на позиции диссидентов советского времени, правда, в значительно более безопасных условиях. Не считаю, чтобы это было бы своевременным и оправданным шагом.


ЗНАТЬ СВОИ ПРАВА СО ШКОЛЬНОЙ СКАМЬИ

Правовое просвещение всегда было одним из приоритетов в нашей работе. Не устаю повторять и пропагандировать мысль: невежество и незнание своих прав - первая и одна из главных причин их нарушения чиновниками. Готовлю специальный доклад на эту тему. Надо сказать, что в области немало делается в этом отношении.

Все мы вышли из школы. За школьной партой сидели и те, кто нарушает права, и те, чьи права нарушаются. Приучать и тех, и других к неукоснительному уважению прав человека надо начинать именно там, в начальных классах школы. Включение представителей правозащитников в экспертные комиссии министерства общего и профессионального образования говорит о том, что в министерстве разделяют эту позицию Уполномоченного.

Областные олимпиады по праву, и особенно по правам человека, очень ценны, прежде всего как просветительские мероприятия.

То, что они проводятся на достаточно высоком уровне, с участием ведущих ученых области, придает им статус заметных событий, привлекает внимание общественности к проблемам прав человека. Очень хорошо, что в олимпиадах принимают участие дети из разных районов и небольших городов нашей не самой маленькой области. Так, в олимпиаде по праву, которую открывал проректор Уральского государственного университета по научной работе Е.А. Памятных, приняли участие 61 учащийся из 20 территорий Свердловской области.

На областной олимпиаде по правам человека, которую проводим уже во второй раз, были представлены не только города Екатеринбург, Ирбит, Березовский, Ревда, Сухой Лог, Первоуральск, Полевской, но и, что особенно приятно, поселок Байны Богдановичского района, село Деево Алапаевского района. Хочу поблагодарить еще раз за эту неоценимую работу членов жюри олимпиады: доктора политических наук, директора Уральской школы прав человека С.И. Глушкову, председателя Ассоциации учителей права г. Екатеринбурга Д.А. Ягофарова, председателя Ассоциации учителей права Свердловской области, зав. кафедрой ИРРО И.С. Огоновскую, профессора Гуманитарного университета М.Н. Семякина, доцента Гуманитарного университета Г.С. Хайрова.

Вместе с Центром прав человека Гуманитарного университета, Уральской школой прав человека, областным объединением "Правовое образование - XXI век" провели конкурс творческих работ на тему "Как я могу защитить свои права и свободы в современном мире" для школьников 5 - 11-х классов школ Екатеринбурга и Свердловской области, приуроченный к Дню защиты детей. Конкурс проводился по нескольких номинациям: рефераты, поэтический конкурс, конкурс плакатов.

Рейтинг@Mail.ru