Постановление Областной Думы и Палаты Представителей Законодательного Собрания Свердловской области от 19.02.2009 N 142-СПП

О Докладе о деятельности уполномоченного по правам человека Свердловской области в 2008 году

Текст документа по состоянию на январь 2014 года

Стр. 3 из 6

Из-за отсутствия взаимодействия между органами страдают дети, которые нуждаются в особой заботе государства.

Статьей 5 Закона РФ «Об образовании» гражданам страны гарантируется возможность получения образования независимо от состояния здоровья.

Право детей с ограниченными возможностями здоровья на образование регламентируется статьями 18 и 19 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации».

Для реализации этого права был издан совместный Приказ Министерства общего и профессионального образования Свердловской области и Министерства социальной защиты населения Свердловской области «О порядке организации образования детей, проживающих в домах-интернатах системы социальной защиты населения Свердловской области, по программам специального (коррекционного) образования», на основании которого все дети, проживающие в этих учреждениях в срок до 31 августа 2007 г. должны были пройти психолого-медико-педагогическое обследование. По состоянию на март 2008 года этот приказ не был выполнен, в результате не все дети приступили к обучению.

Екатеринбургский детский дом-интернат для умственно отсталых детей.

Всего психолого-медико-педагогической комиссией обследовано 106 воспитанников, которым рекомендовано обучение по коррекционной программе. Из них 10 человек не обучались по причине отсутствия свободных площадей у администрации детского дома-интерната для организации учебного класса. Не проведено обследование психолого-медико-педагогической комиссией (далее по тексту — комиссия) воспитанников, находящихся на постоянном постельном режиме.

Так, воспитаннице Б. согласно заключения комиссии от 11.05.2007 рекомендовано обучение, но не обучается. Также не обучаются: К. (комиссия от 28 апреля 2004 г. — индивидуальная программа), А. (рекомендовано обучение по специальной (коррекционной) программе 8 вида), М. (комиссия от 24 января 2007 г.).

Воспитаннице У. в рекомендациях комиссии от 1 марта 2006 г. указано на возможность ее обучения по образовательной программе для детей с нарушением интеллекта для слабослышащих детей дошкольного возраста. Сурдопедагога в учреждении нет, занятия не проводятся.

Ребенку В. комиссией рекомендовано воспитание и обучение по общеобразовательной программе для детей с нарушениями интеллекта дошкольного возраста. На осуществление дошкольной образовательной деятельности учреждение лицензии нет.

Нижнетуринский детский дом-интернат.

Для прохождения комиссии в период с мая по август 2007 года (сроки по приказу министерств) было направлено всего 46 воспитанников. В это число не включались лица, достигшие 16-летнего возраста. Не проведено обследование комиссией воспитанников, находящихся на постоянном постельном режиме.

Карпинский детский дом-интернат.

Не проведено обследование комиссией воспитанников, находящихся на постоянном постельном режиме.

Из 277 воспитанников учреждения на день проведения проверки обучалось только 16.

Воспитаннице О. по заключению комиссии от 21 февраля 2006 г. рекомендовано обучение по специальной (коррекционной) образовательной программе 8 вида для слабослышащих детей, однако (уже 2 года!!) обучение не ведется. Сурдопедагога в учреждении нет, занятия не проводятся.

Воспитанники данных учреждений, которые могут ползать либо находятся на «постоянном постельном режиме», не имеют возможности ежедневно бывать на открытом воздухе.

ОНИ ПОНИМАЮТ ВСЕ…

Впервые с данной проблемой к Уполномоченному обратились органы опеки и попечительства Чкаловского района, которые в то время были в составе администрации Чкаловского района г. Екатеринбурга. В доме ребенка N 1 и по настоящее время проживает девочка Настя 8 лет, которая не может сама себя обслуживать из-за наличия физических недостатков, но при этом имеет сохранный интеллект. До разделения полномочий Кусинский реабилитационный центр для детей с ограниченными возможностями в Челябинской области принимал и детей Свердловской области. Сейчас это государственное учреждение социального обслуживания такой возможности не имеет. К сожалению, учреждения для детей с физическими недостатками и с полным государственным обеспечением для детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей нет в Свердловской области.

В период проведения проверки в детских домах-интернатах системы социальной защиты открылась вся глубина этой проблемы. Уходя из очередной палаты милосердия (так в учреждении называют палаты с детьми, находящимися на «постоянном постельном режиме» и имеющие тяжелую степень умственной отсталости), уже в дверях нас окликнули: «Тетя, а как тебя зовут?». Этот, на первый взгляд, естественный вопрос прозвучал в палате с детьми, которые совсем не разговаривают и ведут образ жизни, больше похожий на растение, как гром среди ясного неба. После разговора выяснилось, что мальчика зовут Вовой, что ему 5 лет, что он знает по имени, отчеству весь персонал учреждения, знает много стихов, в общем, по развитию совсем не отличается от здоровых своих сверстников. Вот только из-за дефекта конечностей он не может ходить и даже ползать. Конечно, невольно возник вопрос о причинах появления такого ребенка в этом учреждении для детей с умственной отсталостью.

В соответствии со статьей 20 Федерального закона «О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов» не допускается помещение детей-инвалидов с физическими недостатками в стационарные учреждения социального обслуживания, предназначенные для проживания детей с психическими расстройствами.

Из документов личного дела выяснилось, что ребенок поступил из дома ребенка г. Ревды. В деле имеются письма в разные ведомства с просьбой о помощи в его жизнеустройстве. Но учреждения системы образования области не могли принять мальчика, оставшегося без попечения родителей, в силу отсутствия у него возможности к передвижению, а учреждения системы социальной защиты не принимали, поскольку у него сохранен интеллект. В доме ребенка он не мог оставаться по достижении 4 лет. И у ребенка появился диагноз: легкая степень умственной отсталости!!!! Поняв весь ужас происходящего, Уполномоченный запросил все дома ребенка области о количестве таких детей. Оказывается, почти каждый дом ребенка сталкивался с такой проблемой, писал во все инстанции, но дети с сохранным интеллектом и тяжелыми физическими недостатками попадают в дома-интернаты системы социальной защиты через появление у них диагноза по умственной отсталости, либо продолжают жить по достижении четырехлетнего возраста, нарушая все правила, в домах ребенка.

Все руководители домов ребенка области отметили необходимость открытия учреждения для таких детей.

Правительству Свердловской области необходимо срочно решить вопрос открытия в области учреждения с полным государственным обеспечением для детей с физическими недостатками, которые не могут сами себя обслуживать и имеют сохранный интеллект, возможно, в свете деинституализации (устройство детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей из государственных учреждений в семьи), перепрофилируя один из детских домов, а также организовать работу по уточнению диагнозов воспитанников стационарных учреждений социального обслуживания, предназначенных для проживания детей с психическими расстройствами. Волнует еще тот факт, что об этой проблеме знали как минимум три ведомства: здравоохранение, образование и социальная защита, министры которых являются членами Правительства Свердловской области, однако «…воз и ныне там». Министерство социальной защиты населения ежегодно предоставляет статистическую информацию по форме N 3-собес (сводная), утвержденную Постановлением Росстата, где в столбце «Учреждения для детей с физическими недостатками» ставится прочерк. В пояснениях постановления Росстата к заполнению этого столбца сказано: «Детский дом-интернат для детей с физическими недостатками — это стационарное учреждение социального обслуживания, в котором предоставляются услуги детям с физическими недостатками (в возрасте от 4 до 18 лет), частично или полностью утратившим способность к самообслуживанию и нуждающимся в постоянном постороннем уходе». Неужели ни у кого не возник вопрос, а почему у нас в области нет таких детей, а соответственно нет таких учреждений? Эти дети понимают все, поэтому мы должны избавить их от боли.

КОГДА ВОЗМОЖНОСТИ ОГРАНИЧЕНЫ

В адрес Уполномоченного поступило обращение от матери К. об отказе в открытии специального (коррекционного) образовательного учреждения (класса, группы) для детей с ограниченными возможностями здоровья управлением образования Артемовского городского округа. К заявлению было приложено письмо заведующей поликлиникой Артемовской детской больницы о количестве детей, состоящих на диспансерном учете (187 чел.) и количестве детей, которым необходимо обучение по программам 7 — 8 вида (124 чел.) и письмо Управления образованием Артемовского городского округа о невозможности открытия учреждения (класса, группы) для таких детей из-за недостаточного количества.

В Постановлении Правительства РФ «Об утверждении типового положения о специальном (коррекционном) образовательном учреждении для обучающихся, воспитанников с ограниченными возможностями здоровья», на которое ссылаются управление образованием, в п. 16 говорится о предельной наполняемости класса (группы), а не о нормативной наполняемости.

Уполномоченный считает, что решение о невозможности открытия специального учреждения (класса, группы) для вышеназванных детей нарушает право ребенка с ограниченными возможностями на необходимые условия для получения образования, гарантированные государством, в связи с чем было направлено письмо прокурору Артемовского городского округа для принятия мер прокурорского реагирования. В адрес начальника Управления образованием Артемовского городского округа внесено представление об устранении нарушения законодательства РФ.

ВМЕСТЕ С КЛАССОМ

Учитель начальных классов одной из средних общеобразовательных школ г. Режа обратилась к Уполномоченного с вопросом о предоставлении бесплатного питания в школе ее ученице начальной школы В. (обращение N 08-13/2467). Девочка по состоянию здоровья обучается на дому, однако при хорошем самочувствии, с целью ее интеграции в общество, законные представители приводят ее на учебу в класс. В период ее посещения школы, возникают проблемы с питанием ребенка, поскольку бесплатно ей предоставлять питание отказываются, ссылаясь на результаты проверки целевого использования средств, а купить питание законные представители ребенка в школьной столовой не могут ввиду отсутствия в продаже аналогичного меню. Ребенок чувствует дискриминацию. Уполномоченный для принятия мер прокурорского реагирования обратился в прокуратуру Свердловской области.

В соответствии с Федеральным законом «Об образовании» допускается сочетание различных форм получения образования.

В соответствии с законом Свердловской области «О защите прав ребенка» питание для учащихся начальных классов общеобразовательных организаций предоставляется бесплатно и не ставится в зависимость от формы получения образования, ребенок должен быть только учащимся школы.

В настоящее время ребенок получает питание со всеми детьми при посещении учебного заведения. Уполномоченный искренне благодарит педагога за неравнодушие и активную жизненную позицию.

К сожалению, письмо из Режа не единственное. Руководители управлений образованием жалуются на то, что контролирующие органы вычеркивают этих детей из списков. Наверное, необходима межведомственная координация, которая позволит и закон выполнить и, главное, не ставить учителя в неловкое положение и не обидеть ребенка.

ИСКЛЮЧЕН ИЗ САДИКА

Родители, дети которых посещают дошкольные учреждения г. Первоуральска, сообщили Уполномоченному, что в адрес руководителей муниципальных дошкольных образовательных учреждений из Управления образования г. Первоуральска поступило информационное письмо об установлении предельного возраста пребывания детей в дошкольных учреждениях Первоуральска — 7 лет (обращение N 08-13/1791). Родителей предупредили, что по достижению ребенком этого возраста дошкольное учреждение расторгнет с ними договор и они будут обязаны забрать детей из детских садов. Абсурдность вынесенного решения подтвердилась при общении с исполнителем данного документа. Оказалось решение о раннем окончании пребывания в детских садах вынесено с целью уменьшения имеющейся очереди на получение путевки в дошкольные учреждения.

В п. 26 Типового положения о дошкольном образовательном учреждении, утвержденном Постановлением Правительства РФ от 01.07.1995 N 677 определено, что в дошкольные образовательные учреждения принимаются дети в возрасте от 2 до 7 лет. Этот документ регламентирует исключительно порядок приема детей, а не их пребывание в учреждении. Порядок отчисления из дошкольного образовательного учреждения, в том числе возрастной предел нахождения детей в учреждении, не регламентирован.

Кроме того, согласно ч. 1 ст. 192 Гражданского кодекса РФ, срок, исчисляемый годами, истекает в соответствующие месяц и число последнего года срока.

Уполномоченный обратился в прокуратуру г. Первоуральска. В качестве меры прокурорского реагирования начальнику Управления образования г. Первоуральска объявлено предостережение о недопустимости нарушения закона.

СТАРАЯ ШКОЛА

В сентябре 2008 года по просьбе Уполномоченного по правам человека в РФ В.П. Лукина Уполномоченный в качестве независимого эксперта посетила п. Беляевку Оренбургской области, где произошла трагедия с разрушением школы и гибелью детей и учителя. Русские — это особый народ. И в горе, и в беде вместе. И последним поделятся. Каждый житель поселка переживал трагедию, как свою личную. Вот уж действительно, как в песне: «…и навеки провожают всем двором».

В Конституции РФ сказано, что заботу об образовании берет на себя государство. В данной трагедии выяснилась полное отсутствие этой заботы, а точнее — перекладывание проблемы с одного бюджета на другой. В Беляевском районе всего 29 общеобразовательных учреждений, с 1985 года не построена ни одна школа. Школа, в которой произошла трагедия, 1964 года постройки, за это время здание ни разу капитально не ремонтировалось.

Если бы общеобразовательные школы были государственными учреждениями, то выстраивание очереди по необходимости капитального ремонта и строительству школ была бы более объективным. К сожалению, есть муниципалитеты, которые вовремя не заботятся о решении этой проблемы. Уполномоченный противник вертикали власти, но расширение государственного влияния на сферу образования остро необходимо.

Упавшая в Беляевке школа должна преподнести трагический урок всем муниципальным образованиям. «Авось» не спасет, когда речь идет о детях.

Как бы тяжело ни собирался бюджет, строительство школ должно быть запланировано ежегодно.

КОГДА СУД — В ПОЛЬЗУ

Хотелось бы отметить начало изменений качества работы судебной системы в области по делам в отношении несовершеннолетних. Введение помощников судей, рассматривающих дела в отношении несовершеннолетних, начало давать свои результаты. Помимо приговоров, решений суда, судьи все чаще выносят частные постановления, определения, устанавливающие недоработки органов системы профилактики безнадзорности и беспризорности, что свидетельствует о более полном, детальном рассмотрении комплекса обстоятельств жизни несовершеннолетнего, повлекшее совершение правонарушений и преступлений. Потому что чтобы ни натворили дети, они всегда жертвы мира взрослых. Уполномоченный в этой связи отмечает работу Чкаловского и Кировского районных судов г. Екатеринбурга.

Пример семьи Т. говорит за себя. Не окажись судьба парня в руках опытного судьи Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга С.Г. Кияйкина, подросток уже отбывал бы наказание в колонии. Весь ужас положения несовершеннолетнего состоял в совершенно не приспособленной к жизни матери, в ее скитаниях между Ленинским районом г. Екатеринбурга и п. Атиг Нижнесергинского района. Создалось впечатление, что органы системы профилактики просто перепихивали парня с рук на руки. Только собравшись за столом Уполномоченного все поняли, что обязаны помочь парню. Затем выяснилось, что его несовершеннолетняя сестра беременна. Потребовалось четыре месяца, чтобы дети обрели документы, а значит и статус.

Семья встает на ноги. Не будь частного определения суда все дети этой семьи были бы обречены на безнадзорно-тюремный образ жизни.

РОСТ НАСИЛИЯ НАД НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИМИ

Уполномоченный, как и в докладе о деятельности в прошлом году, обращается к средствам массовой информации и напоминает о первой заповеди журналиста: «не навреди!!!». В течение 2008 года СМИ пестрили материалами о случаях насилия над детьми, журналисты просто раздували эту тему.

Мнение Уполномоченного полностью совпадает с позицией психологов и психиатров, которые выступают за взвешенный подход к освещению преступлений, связанных с насилием, поскольку провоцирует ненормальных людей на совершение противоправной деятельности. Проблема приобрела в нашей области, как и в целом для России, особую остроту, в связи с участившимися в последний год случаями сексуального насилия над несовершеннолетними.

В Свердловской области рост преступлений в отношении несовершеннолетних по ст. 131 — 135 УК РФ за 11 месяцев 2008 года составил 36,8%. В этой связи Общественной палатой и депутатами Государственной Думы рассматривается вопрос об ужесточении меры наказания за преступления против несовершеннолетних, о внесении в законодательство изменений, позволяющих контролировать поведение лиц, осужденных за подобные преступления, после отбытия наказания, о введении комендантского часа.

Хотя, конечно, только мерами принудительного порядка, только силами правоохранительных органов эту проблему не осилить. Нужно подключение к этой проблеме гражданского общества.

Нельзя не бить тревогу о том, что ушли в прошлое детские самодеятельные организации. Пустые души детей заполняются не тем содержанием, которое необходимо подростку, чтобы стать успешным человеком. Этот вопрос требует особого рассмотрения и в органах исполнительной, и законодательной властей.

Права инвалидов

«Каждому гарантируется
социальное обеспечение по возрасту,
в случае болезни, инвалидности…»

Конституция Российской Федерации

Часть 1 статьи 39

СОБЫТИЕ ГОДА — ПОДПИСАНИЕ КОНВЕНЦИИ О ПРАВАХ ИНВАЛИДОВ

НЕДОСТУПНАЯ СРЕДА

В уходящем году Россия сделала важный шаг в сторону цивилизованного общества. Первым международным актом универсального значения, подписанным в XXI веке нашей страной, стала «Конвенция о правах инвалидов». Решительный шаг в этом направлении сделал председатель Правительства Российской Федерации В.В. Путин, предложив Президенту РФ этот документ на подпись. 5 августа Д.А. Медведев принял распоряжение о подписании Конвенции, поручив Министерству иностранных дел РФ подписать Конвенцию. Россия подписала Конвенцию 24 сентября.

Нет сомнения, что власти России сделают все возможное, чтобы права инвалидов были защищены не только на бумаге. Но без участия властей других уровней и ветвей, а главное — без гражданского общества Конвенция будет долго внедряться в жизнь.

Уполномоченному по правам человека по-прежнему продолжают поступать обращения инвалидов-колясочников, которые указывают на трудности в передвижении на колясках по городу, при выезде из жилых домов и при подъезде к зданиям в связи с отсутствием специального оборудования для передвижения инвалидов на колясках. Более того, даже многие лечебные учреждения области не позволяют инвалидам свободно передвигаться по ним, например, заявительница К. передвигающаяся на коляске, жаловалась на то, что дверные проемы стационара в Екатеринбурге не позволяют ей пользоваться туалетом, в связи с чем она не может пройти плановое лечение.

Между тем, необеспечение со стороны органов местного самоуправления мер по оборудованию подъездов к жилым зданиям и необеспечение со стороны предприятий и организаций доступа к объектам социальной инфраструктуры влечет за собой нарушение прав инвалидов, предусмотренных статьей 15 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» и значительно ограничивает их возможности вести независимый образ жизни и всесторонне участвовать во всех аспектах жизни.

В связи с тем, что Россия подписала Конвенцию о правах инвалидов, утвержденную Генеральной Ассамблеей ООН 13 декабря 2006 г., подготовка к ратификации этого документа предусматривает усилия представителей всех ветвей власти по обеспечению гарантий для инвалидов по доступности окружающей среды и их социальной поддержке.

Уполномоченный по правам человека направил ряд обращений главам муниципальных образований с рекомендациями о принятии мер по организации доступа инвалидов к жилым зданиям и сооружениям и иным объектам социальной инфраструктуры. Как показывает информация, поступающая из муниципальных образований области, к юридическим лицам, содержащим здания и сооружения, практически не применяются меры административной ответственности за неисполнение требований к созданию условий инвалидам для беспрепятственного доступа к объектам социальной инфраструктуры в соответствии со статьей 9.13 Кодекса РФ об административных правонарушениях, что, несомненно, отрицательно сказывается на ситуации с обеспечением доступной для инвалидов среды.

Уполномоченный по правам человека также направил обращение министру здравоохранения Свердловской области с просьбой организовать проверку лечебных учреждений области с точки зрения их соответствия требованиям о доступности для людей с ограниченными возможностями передвижения, с целью выявления учреждений, имеющих подобные проблемы доступа, и составления плана необходимых реконструкций и мероприятий по улучшению ситуации.

Министерство здравоохранения области сообщило, что такая проверка запланирована на первое полугодие 2009 года.

Нельзя отрицать, что работа в этом направлении ведется. Однако нам вместе предстоит еще очень много сделать, чтобы лица с ограниченными возможностями передвижения себя таковыми не чувствовали. Здесь необходимо отметить успешные инициативы Екатеринбургской городской общественной организации инвалидов-колясочников «Свободное движение», организующей ставшие уже традиционными праздники для инвалидов-колясочников и их семей в торговых центрах Екатеринбурга.

Особую проблему для инвалидов, ограниченных в передвижении, представляет подача заявлений об отказе от получения набора социальных услуг (обращения общественной организации в защиту прав инвалидов N 08-12/419). Поскольку в соответствии с нормами п. 4 статьи 6.3 Федерального закона «О государственной социальной помощи» заявление об отказе от получения социальных услуг в территориальный орган Пенсионного фонда РФ подается лично, либо на основании нотариальной доверенности, в которой будет указано специальное полномочие на подачу заявления об отказе от получения набора (части) социальных услуг.

С одной стороны, требование нотариально удостоверенного заявления или нотариально удостоверенной доверенности направлены на защиту самих инвалидов от злоупотреблений со стороны их родственников, с другой стороны, для того, чтобы оформить нотариальную доверенность или нотариально удостоверить заявление об отказе от социальных услуг, инвалиду приходится нести немалые расходы — выезд к нотариусу на такси или стоимость услуг нотариуса при его выезде к инвалиду превышает размер денежной компенсации набора социальных услуг за месяц более чем в два раза. К сожалению, возможности социального такси ограничены, в связи с чем подача заявления самим инвалидом с приездом в управление фонда также не является выходом из ситуации.

Уполномоченный по правам человека предлагал для рациональной организации работы Пенсионного фонда рассмотреть возможность выезда сотрудников управлений фонда на дом к инвалидам для оформления заявлений о замене набора социальных услуг денежной компенсацией (возможно, не на протяжении всего года, а в определенные месяцы, например, август, сентябрь) с предварительным сбором заявок людей с проблемами в передвижении.

В ответе на это обращение отделение Пенсионного Фонда указало, что, несмотря на то, что обязанность по приему документов от граждан с выходом на дом не предусмотрена нормативными актами, фактически в период с 1 января по 1 сентября 2008 года специалистами управлений ПФР осуществлено 839 выходов на дом к пенсионерам для приема заявлений об отказе от получения набора социальных услуг, 7256 заявлений принято специалистами мобильных клиентских служб при выезде в 433 отдаленных населенных пункта.

Представители Пенсионного фонда, однако, отмечают, что испытывают трудности в связи с тем, что не все заявители в момент выезда находятся дома, не все заявители, обратившиеся с просьбой о выходе на дом, ограничены в передвижении. Уполномоченному по правам человека предложено содействовать межведомственному взаимодействию Пенсионного фонда и Министерства социальной защиты населения Свердловской области с тем, чтобы информация, сформированная в форме социальных паспортов семей инвалидов, была доступна сотрудникам Фонда.

НА ЭКСПЕРТИЗУ ЧЕРЕЗ СУД

Медико-социальная экспертиза инвалидности вновь была предметом постоянной обеспокоенности инвалидов. В связи с проблемами межведомственного взаимодействия созданы препятствия в реализации права на получение выплат по утрате профессиональной трудоспособности у инвалидов — бывших сотрудников уголовно-исполнительной системы и других силовых структур (обращение А. N 08-13/1723, обращение Г. 08-13/2816). К сожалению, органы медико-социальной экспертизы долгое время отказывали получившим инвалидность сотрудникам силовых ведомств в установлении процента утраты профессиональной трудоспособности, что лишало их возможности получать предусмотренные законом выплаты.

Главное бюро Медико-социальной экспертизы по Свердловской области и Министерство здравоохранения и социального развития Российской Федерации ссылались на то, что Временные критерии определения степени утраты профессиональной трудоспособности, утвержденные Постановлением Минтруда России от 18.07.2001, позволяют устанавливать степень утраты профессиональной трудоспособности только работникам предприятий и учреждений, застрахованных по обязательному социальному страхованию. Органы МСЭ предлагали решать вопрос установления степени утраты трудоспособности сотрудникам силовых ведомств только путем подачи иска о взыскании выплат по утрате трудоспособности и назначении судебной экспертизы.

К сожалению, не была принята во внимание позиция Уполномоченного, согласно которой статья 8 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», предусматривающая полномочия учреждений медико-социальной экспертизы по определению степени утраты профессиональной трудоспособности, не содержит никакого ограничения по кругу лиц и не выделяет лиц отдельных категорий и профессий, которым органы МСЭ должны определять степень утраты профессиональной трудоспособности. Более того, у сотрудников уголовно-исполнительной системы, так же, как и у других трудящихся граждан, есть право на получение выплат по потере профессиональной трудоспособности — в силу положений законодательства, однако граждане, работающие по трудовому договору в силу установленного механизма освидетельствования могут реализовать это право, не прибегая к судебным процедурам, а МСЭ ссылается на необходимость каждому утратившему профессиональную трудоспособность сотруднику уголовно-исполнительной системы решать этот вопрос в суде, что противоречит самой сути права на назначение таких выплат.

Только прибегнув к помощи судебных органов удалось решить этот вопрос. Доводы Уполномоченного по правам человека получили поддержку Свердловского областного суда, который в своем определении по делу А. от 19 августа 2008 г. указал следующее: «Отсутствие установленного на законодательном уровне порядка установления процента утраты трудоспособности в случае причинения вреда здоровью при прохождении службы в органах уголовно-исполнительной системы не свидетельствует об отсутствии у истца права на определение процента утраты профессиональной трудоспособности, так как орган, обязанный осуществлять данную функцию, законодателем определен (бюро МСЭ), и он не лишен возможности использовать критерии и порядок определения истцу процента утраты трудоспособности лицам, получившим повреждение здоровья при осуществлении трудовой деятельности».

С ПРОБЛЕМАМИ ПСИХИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ

Люди с проблемами психического здоровья по-прежнему являются одной из самых незащищенных категорий. К сожалению, часто именно самые близкие люди представляют для них угрозу — когда человек с психическим заболеванием рассматривается в семье как помеха или, хуже того, подвергается насилию с целью завладения жильем (обращение Е. N 08-13/2359). Следственные органы охотно доводят до суда дела о побоях, однако стоит огромных усилий добиться возбуждения уголовного дела в случае незаконного помещения лица в психиатрический стационар.

Право на жилье для данной незащищенной категории граждан также требует особого внимания со стороны Уполномоченного. Жилищный кодекс РФ рассматривает эту категорию граждан как имеющих особые права — право на внеочередное получение жилых помещений по договору социального найма. Согласно п. 3 ч. 2 статьи 57 Жилищного кодекса РФ гражданам, страдающим тяжелыми формами хронических заболеваний, указанных в предусмотренном п. 4 ч. 1 статьи 51 Жилищного кодекса РФ Перечне, и состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, жилые помещения по договорам социального найма предоставляются вне очереди.

Уполномоченному по правам человека уже не первый год поступают обращения от самих лиц с проблемами психического здоровья и их родственников (обращения И. N 08-13/2236, Г. N 06-13/732) о том, что местные администрации отказывают людям с хроническими психическими заболеваниями во включении в списки лиц, имеющих право на внеочередное получение жилых помещений.

Районные и городские администрации занимают однозначную позицию, что заявитель имеет право на получение жилого помещения вне очереди только при наличии в совокупности условий, предусмотренных в части 4 статьи 51 Жилищного кодекса РФ, то есть в случае проживания в квартире, занятой несколькими семьями, если в составе семьи имеется больной, страдающий тяжелой формой хронического заболевания. При этом органы местного самоуправления путают два отдельных основания предоставления жилья. Первое, предусмотренное статьей 51 Жилищного кодекса РФ, касается лиц, проживающих в квартире с другими семьями, в составе одной из которых имеется лицо с хроническими заболеваниями, и такие лица признаются нуждающимися в жилых помещениях. Второе основание предусмотрено в статье 57 Жилищного кодекса РФ как право самого лица, страдающего психическим заболеванием, указанном в Перечне, на внеочередное предоставление жилого помещения. Более того, отрицая право заявителей на получение жилья вне очереди, органы местного самоуправления также указывают, что они обладают полномочиями по постановке на учет в качестве нуждающихся только малоимущих граждан в соответствии со статьей 49 Жилищного кодекса РФ в общем порядке.

К сожалению, долгое время ни обращения в районные администрации, ни заявления в прокуратуру не находили поддержки позиции Уполномоченного, в связи с чем в 2008 году Уполномоченный по правам человека оказал юридическую помощь заявительнице Г. по судебной защите ее права. Заявительница подала иск о возложении на администрацию Ленинского района г. Екатеринбурга обязанности включить ее во внеочередной список предоставления жилья.

Судебные органы подтвердили, что «наличие у лица тяжелых форм хронических заболеваний, указанных в предусмотренном п. 4 ч. 1 статьи 51 Жилищного кодекса РФ Перечне является самостоятельным основанием предоставления жилья вне очереди такой категории граждан. Ссылка в п. 3 ч. 2 статьи 57 ЖК РФ на п. 4 ч. 1 статьи 51 ЖК РФ относится лишь к Перечню соответствующих заболеваний, не касаясь иных условий предоставления жилья и прав семей, проживающих в одной квартире. Проживание в квартире нескольких семей для признания права такой категории граждан на внеочередное предоставление жилья и постановки на очередь не требуется. В настоящее время на территории Свердловской области специальные органы для принятия на учет иных категорий граждан в соответствии с Областным законом «Об учете граждан для целей предоставления жилых помещений государственного жилищного фонда Свердловской области социального использования» не созданы. Однако это обстоятельство само по себе не может служить основанием нарушения права Г. на постановку на учет в качестве нуждающейся в жилом помещении. С учетом вышеизложенного и положений статьи 52 Жилищного кодекса РФ органом, осуществляющим принятие на учет граждан, нуждающихся в жилых помещениях, является орган местного самоуправления, который и обязан осуществлять постановку на учет в качестве нуждающихся всех категорий граждан, указанных в статье 49 ЖК РФ до создания органов, на которые будет возложена эта обязанность» (Определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 25.11.2008 по делу N 33-9409/2008).

Исполнительный лист о возложении обязанности на Администрацию Ленинского района г. Екатеринбурга включить Г. во внеочередной список на предоставление жилого помещения выдан 18.12.2008 Следующим непростым этапом будет решение вопроса, кто является субъектом предоставления жилья для данной категории лиц.

Нелегко решаются для людей с психическими заболеваниями и вопросы освидетельствования на предмет установления группы инвалидности. Так, для прохождения освидетельствования мамам с детьми-инвалидами по психическому заболеванию приходится приезжать в Екатеринбург из городов области и в течение дня находиться в очереди в больнице, что особенно тяжело сказывается на физическом и психическом состоянии детей (обращение Т. N 08-13/3214). Эта проблема могла бы быть решена путем организации ежемесячных выездов комиссий МСЭ в районы области.

В 2008 году было продолжено участие Уполномоченного в совместном проекте с Генеральным консульством Великобритании в Екатеринбурге и общественным объединением «Сутяжник» — «Правовая помощь людям с проблемами психического здоровья: британский опыт». В его рамках проведено два семинара для российских психиатров, социальных работников, юристов, представителей Министерства социальной защиты населения Свердловской области, Министерства общего и профессионального образования Свердловской области, представителей общественных организаций по обмену опытом с британскими экспертами в сфере защиты прав лиц с проблемами психического здоровья и интеллектуального развития и воспитания общества в духе толерантности и понимания особенностей взаимодействия с этими особо уязвимыми группами населения.

Безусловно, опыт британских коллег для нас полезен и важен. Однако нам и самим есть чем гордиться. Работу наших психиатров в сфере реабилитации пациентов высоко оценивают и за рубежом, и в России. Так, в 2008 году коллектив врачей Психиатрической больницы N 8 г. Первоуральска во главе с главным врачом С.Б. Козяковым одержал победу во всероссийском конкурсе «За подвижничество в области душевного здоровья». Коллектив награжден дипломом I степени в номинации «Психореабилитация» за использование биопсихосоциального подхода в реабилитации лиц с психическими расстройствами с трудоустройством социально-незащищенных категорий населения. Бережное, доброжелательное отношение к пациентам, использование арттерапии и трудотерапии, неформальный подход к каждому и выход за пределы так называемого медицинского стандарта — вот что позволяет людям с проблемами психического здоровья, ставшими пациентами этой больницы, становиться адаптированными к жизни в обществе и не чувствовать себя изгоями.

Права военнослужащих

«Защита Отечества является долгом и обязанностью
гражданина Российской Федерации.
Гражданин Российской Федерации несет военную
службу в соответствии с федеральным законом».

Конституция Российской Федерации

Часть 1 и 2 статьи 59

ПОЧЕТНЫЙ ДОЛГ, НЕ УМАЛЯЮЩИЙ ДОСТОИНСТВА

Военные призваны защищать граждан, однако сами они уже давно, привычно для общества, относятся к наименее защищенной категории населения, причем, в погоне за показателями они стараются сами умалчивать не о фактах «дедовщины», о них как раз говорят уже охотнее, а о собственных правах.

Кто и как защищает в стране своих граждан? Кто и на каких условиях несет боевое дежурство? Почему солдаты оказываются на стройке, а не изучают в учебных классах азы военного ремесла? Почему многие матери не пускают своих сыновей и делают все, чтобы только они избежали службы, почему зачастую родители погибших военнослужащих остаются один на один со своими проблемами? Из года в год Уполномоченный по правам человека ставит эти вопросы в своем докладе, но ситуация меняется гораздо медленнее, чем этого бы хотелось.

Проблемы контрактников выходят сегодня на первый план. Начиная с порядка заключения контракта — заканчивая условиями его соблюдения.

По данным ГОМУ Генштаба 80% переведенных на контракт по Федеральной целевой программе — военнослужащие по призыву. Однако нелепая и противозаконная практика принуждения к подписанию контракта способна полностью извратить саму идею контрактной службы.

К сожалению, формирование контрактной армии происходит у нас по принципу «кто-нибудь да останется», потому что нормальных стимулов для службы нет.

Надо менять социальный статус военнослужащего. Без этого и контрактной армии быть не может, потому что и сейчас в контрактники идут не те, в ком армия была бы заинтересована.

Поэтому особую тревогу на протяжении этого года вызывали обращения, в которых родители военнослужащих сообщали о фактах принуждения к заключению контракта.

Мать военнослужащего Т. (обращение N 08-11/234) сообщила Уполномоченному по правам человека о принуждении ее сына к подписанию контракта в в/ч 21617. Мать Р. (обращение N 08-13/1648), военнослужащего той же части, написала Уполномоченному: «Моему сыну до 3 часов ночи не дают спать, давят на психику, более половины ребят уже подписали контракт». Оба военнослужащих находились в рядах вооруженных сил ровно 6 месяцев. В ходе предварительного следствия факты нашли свое подтверждение.

В отношении Т. в целях ограждения его от всяческого давления со стороны командования и виновных лиц применены меры безопасности в виде прикомандирования к другой воинской части. Однако уже в октябре к Уполномоченному по правам человека вновь обратились по телефону родители Р. и еще четырех военнослужащих М., И., К. и Т. (обращение 08-13/1648(2)) из этой же войсковой части. Военнослужащего, применявшего к ним физическое насилие, изолировали от общества, но матери выражали обеспокоенность по поводу того, что в отличие от Т. их сыновей все равно направили для прохождения службы в в/ч 21617, где проходят службу военнослужащие против которых они также давали показания.

Из прокуратуры ПУрВО на обращение Уполномоченного по правам человека пришел ответ, что меры безопасности применяются на основании письменного заявления защищаемого лица или с его согласия, выраженного в письменной форме. В ходе проверки установлено, что письменные заявления о применении мер безопасности от рядовых И., Р., М., Т., К., в военный следственный отдел по Тоцкому гарнизону не поступали, но военнослужащим разъяснен порядок применения мер безопасности.

Солдату чаще всего никто не разъясняет его прав ни по заключению ни по расторжению контракта, но иногда недостаточно знать свои права, необходимо уметь не опасаться их отстаивать.

О фактах принуждения к заключению контракта военнослужащих, проходящих военную службу по призыву в учебных подразделениях в/ч 55059, стало известно Уполномоченному по правам человека из обращения Председателя Совета женщин и солдатских матерей г. Краснокамска Пермского края (обращение N 08-12/207). Факты были проверены Военной прокуратурой Еланского гарнизона и не нашли подтверждения, но сигнал о возможном нарушении законных прав и свобод военнослужащих был доведен до начальника 473 Окружного учебного центра ПУрВО для осуществления контроля при проведении мероприятий по отбору и комплектованию команд военнослужащими, изъявившими желание заключить контракт.

Уполномоченный по правам человека уверен, что переход на контракт — это важный и трудный процесс, недопустимо нарушать добровольность поступления на военную службу, иначе мы получим армию солдат «срочников» в массовом порядке переведенных обманным путем и насилием на три года службы по контракту, армию солдат, стремящихся оставить место службы или занимающихся вымогательством и насилием по отношению друг к другу.

Законодательство РФ, обеспечивающее права военнослужащих на жизнь, достоинство, защиту от принудительного труда, в основном корреспондируется с нормами международного права, в том числе с Всеобщей декларацией прав человека, Международным пактом о гражданских и политических правах, Конвенцией МОТ «Об упразднении принудительного труда». Но до тех пор, пока в армии существует контрактное беззаконие, говорить о том, что она становится цивилизованной, рано. Честный контракт и понятие «сходить в рабство» и различные формы насилия — вещи несовместимые.

«Я мать солдата, который проходит службу в в/ч 56653. Я не скрывала своего сына от армии, и он был всегда настроен защищать Родину. Но вместо того, чтобы заниматься военным делом, мой сын и его товарищи строят своим командирам гаражи, дачи, роют ямы, работают на базах отдыха. На лексиконе солдат это стало называться «сходить в рабство». А мы, матери, своих детей воспитываем не для «рабства». Пожалуйста, помогите нашим детям», — это строки из письма к Уполномоченному по правам человека (обращение N 08-13/2715).

Известен приказ министра обороны Российской Федерации С. Иванова от 8 октября 2005 года N 428 «О запрещении привлечения военнослужащих к выполнению работ, не обусловленных исполнением обязанностей военной службы». В этом указе прописано, что привлечение военнослужащих к выполнению работ, не обусловленных исполнением обязанностей военной службы, способствует возникновению происшествий, связанных, в том числе, с травматизмом и гибелью личного состава.

Сам факт незаконного использования военнослужащих вне воинской части, несмотря на все принятые законы, подтверждает: вседозволенность командиров в отношении солдат требует самой тщательной проверки, которая, как надеется Уполномоченный по правам человека, будет проведена прокуратурой, куда были направлены видеоматериалы по обращению матери солдата и видеоматериалы по использованию труда военнослужащих на строительстве дач в с. Аверино Сысертского района, предоставленные корреспондентами телекомпании «5 канал».

«Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства», — гласит Всеобщая Декларация прав человека.

Рабство и армия понятия не совместимые, но пока в армии допустимо унижение человеческого достоинства и всевозможные формы проявления физического и психологического насилия одного человека над другим приходится говорить, что армии необходимо бороться с наследием рабства.

Социологический центр Вооруженных сил России (СЦ ВС РФ) регулярно проводит мониторинг войск. Военнослужащие, в том числе и офицеры, в анонимных ответах рассказывают об истинном положении дел в подразделениях.

По данным таких исследований, причиной неуставных отношений называется низкая мотивация командиров и сержантов к службе. Согласно опросам, более половины (а в офицерской среде почти 90%) военнослужащих не удовлетворены своим денежным содержанием. При недостаточности этого вида обеспечения, а также отдыха (об этом заявили 56% респондентов) «возникает потенциальная угроза возникновения неуставных взаимоотношений в воинском коллективе. Кроме того, для удовлетворения представленных выше потребностей военнослужащие из числа более старших сроков призыва на военную службу посредством вымогательства (рэкета) и шантажа вынуждают военнослужащих более младших сроков призыва совершать преступления (хищения, кражи и т.д.)».

По мнению сотрудников СЦ ВС РФ, «особую тревогу вызывают военнослужащие (до 3%), для которых единственный способ спастись от казарменного насилия — добровольный уход из жизни. Столько же не исключают такую возможность для себя». Если учесть, что в армии более полумиллиона «срочников», получается, что о суициде задумываются почти 15 тыс. военнослужащих, проходящих службу по призыву (это больше дивизии).

К Уполномоченному по правам человека обратился отец военнослужащего А. (обращение N 08-13/294), 1985 г. р., который 27.12.2007 покончил жизнь самоубийством в в/ч 96160. Похороны А. состоялись лишь 11.02.2008, так как родственникам сообщили три разные версии его смерти. Они настаивали на проведении повторной судебно-медицинской экспертизы, и только благодаря содействию первого заместителя Председателя Правительства Республики Дагестан, Уполномоченному по правам человека Республики Дагестан удалось ускорить получение необходимых документов для проведения данной экспертизы.

Следующей проблемой стало оформление документов на получение отцом А. страховых выплат. В документах, переданных в Кировский РВК г. Екатеринбурга сопровождающими из части, не оказалось паспорта военнослужащего (как проинформировал следователь Буйнакской прокуратуры М.Г. Терещенко, нет его и в уголовном деле), кроме того, отсутствовала выписка из приказа по строевой части. В оформлении военного билета умершего А. имелась масса нарушений, так в пункте 10 стоит только гербовая печать и куда направлен военнослужащий (это сделано так, как будто военнослужащий еще жив) — отсутствует не только подпись должностного лица, но и дата, основание увольнения, однако при этом командир в/ч 96160 Саитгалеев отказался выдать сотрудникам аппарата Уполномоченного по правам человека в Республике Дагестан, к которым за содействием обратился Уполномоченный по правам человека Свердловской области, копию выписки из приказа. Такая позиция командира осталась непонятной.

Недостающие документы, необходимые отцу А., удалось получить только после обращения к Прокурору СКВО и Уполномоченному по правам человека в Ростовской области.

Действительно, у командиров войсковых частей другие задачи, но полагаю, не надо бояться находить точки соприкосновения и взаимодействия и с военными комиссарами, и с Уполномоченными, тем более, когда речь идет о человеческой жизни. Уполномоченный по правам человека благодарен начальнику второго отделения Военного комиссариата Кировского района г. Екатеринбурга В.В. Тимощенко, который предпринял все меры к тому, чтобы оказать содействие родственникам А.

В ряды Вооруженных сил Г. призвали 16 мая этого года. Службу проходил в в/ч 01860 (Республика Северная Осетия-Алания). Все было хорошо, пока 10 августа его не направили в г. Цхинвал, где 18 августа он погиб. Мать сообщила Уполномоченному по правам человека (обращение N 08-13/3097), что на сегодняшний день у нее нет достоверных данных как погиб ее сын: сначала ей сказали, что от пули грузинского снайпера, а через 40 дней ей позвонила мать сослуживца Г., которая сказала, что в отношении ее сына возбуждено уголовное дело, так он по неосторожности застрелил Г. в столовой.

Мать З. (обращение N 08-13/3099) обратилась к Уполномоченному по правам человека с жалобой на применение к ее сыну, призванному на военную службу 2,5 месяца назад, неуставных методов воздействия. В настоящее время З. находится в госпитале и опасается своего возвращения в часть. Уполномоченный надеется, что следователь прокуратуры, которому после долгих сомнений «говорить или не говорить» доверился З., привлечет к ответственности лиц, применявших по отношению к З. неуставные методы воздействия.

Сын Д. был призван в июне 2007 г. Нижнесергинским РВК и проходил службу в в/ч 33842 г. Тула (обращение N 08-13/2825). Он самовольно оставил часть 12.11.2007 из-за неуставных методов воздействия со стороны офицеров и сержантов и пять месяцев добирался до дома. Вина офицеров не доказана — отсутствуют свидетели, после этого Д. пришлось сказать, что он оставил часть чтобы отдохнуть дома.

В настоящее время Д. для дальнейшего прохождения службы будет вновь направлен в/ч 33842. Уполномоченный по правам человека обратился к начальнику ГОМУ генерального штаба ВС РФ с просьбой рассмотреть возможность направить Д. в любую другую войсковую часть, так как его возвращение вызовет негативную реакцию со стороны сослуживцев, против которых он изначально свидетельствовал, но впоследствии отказался от своих показаний. Просьба Уполномоченного удовлетворена.

Уполномоченный по правам человека вынужден констатировать, что отсутствие должной защиты прав свидетелей приводит к тому, что в своих показаниях солдаты-свидетели под диктовку дознавателя пишут набор стандартных фраз о том, что никто никогда не применял к заявителю насилия, а лично он обеспечен всеми видами довольствия, даже если сам свидетель страдал от насилия и жестокости. Вслед за этим следует постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием события преступления. Виновные не наказаны. Но как в случае с Д. чаще всего пострадавшие отказываются от своих показаний и возвращаются в ту же часть… К сожалению, зачастую это происходит еще и потому, что сотрудники следственных органов не разъясняют свидетелям, что они могут заявить требование об обеспечении им защиты на период проведения следствия. Именно поэтому все свидетели, на которых указывает пострадавший в своем заявлении, не обеспеченные соответствующей защитой, находясь под давлением тех, кто совершил противоправные действия к заявителю, а часто и под давлением командования, не свидетельствуют о том, что произошло на самом деле.

Неспособность командиров обеспечить уставный порядок, и особенно недисциплинированность самих офицеров является главным условием существования неуставных взаимоотношений, так как приводит к безнаказанности виновных лиц. Это, безусловно, отрицательно характеризует командный состав в глазах подчиненных и подрывает принцип единоначалия.

Уверенный в своей безнаказанности подполковник К. в/ч 52683 привез «груз 200» матери военнослужащего М. (обращение N 08-13/2758) и был на поминках убитого им солдата. Позже матери все-таки удалось установить правду и К. был признан виновным и осужден к 7 годам лишения свободы. Но в части возмещения родителям компенсации морального вреда решение остается не исполненным, так как суд определил взыскивать ее с К., а не с войсковой части. У матери не было достаточных средств на адвоката, а своевременно о том, что такой вариант взыскания возможен и подтверждением тому служит судебная практика, ей никто не подсказал.

Военный прокурор ПУрВО на обращение Уполномоченного по правам человека принести надзорный протест о взыскании в пользу потерпевших М. причиненного им морального вреда и материального ущерба с осужденного К., а не с войсковой части, сообщил, что оснований принесения надзорного протеста не имеется.

Потерпевшие М. вправе обратиться в суд надзорной инстанции самостоятельно, поскольку судебная практика по данному вопросу не единообразна.

Не удалось в досудебном порядке решить вопрос установления факта гибели при исполнении обязанностей военной службы Р. (обращение N 07-13/1567). Уполномоченный надеется, что Р. хватит душевных сил, чтобы обратиться в суд для решения данного вопроса, содействие в подготовке необходимых для этого материалов оказано.

Также Уполномоченным по правам человека оказано содействие в подготовке обращения в суд родителям В. (обращение N 08-13/1594), которым сначала Пенсионный фонд РФ в г. Качканаре, а затем ГУ ОПФРФ по Свердловской области отказали вправе на льготы и меры социальной поддержки в соответствии со ст. 21 ФЗ «О ветеранах». Уполномоченный по правам человека считает, что не соответствуют нормам права выводы Пенсионного фонда относительно того, что для получения мер социальной поддержки необходимо нахождение на иждивении погибшего (умершего) и получение пенсии. Подобные выводы с точки зрения пенсионного законодательства являются ошибочными, необоснованно ограничивающими права лиц, для которых самим Федеральным законом предусмотрено исключение из общего правила.

Уполномоченный по правам человека разделяет обиду родителей, чьи дети погибли на службе Родине, которые должны сегодня еще доказать в суде, что они имеют право на меры государственной поддержки.

Равно как и жен военнослужащих, проходящих военную службу по призыву, которые должны через суд добиваться права на получение единовременного пособия и ежемесячного пособия на ребенка.

Федеральным законом от 25 октября 2007 г. «О внесении изменений в ФЗ «О государственных пособиях гражданам, имеющим детей» в Федеральный закон от 19 мая 1995 г. «О государственных пособиях гражданам, имеющих детей» внесены изменения в соответствии с которыми для указанной категории граждан предусмотрены дополнительные меры социальной защиты, выражающиеся в установлении единовременного пособия (14 тыс. руб.) беременной жене военнослужащего по призыву, при сроке беременности свыше 180 дней, а также в установлении ежемесячного пособия (6 тыс. руб.) на ребенка военнослужащего по призыву.

Одним из обстоятельств, послуживших основанием для принятия соответствующего решения об установлении единовременного пособия беременной жене военнослужащего, проходящего военную службу по призыву, а также ежемесячного пособия на ребенка военнослужащего, проходящего военную службу по призыву, явилась отмена с 1 января 2008 г. ряда льгот по предоставлению отсрочек от призыва на военную службу в связи с беременностью жены гражданина, подлежащего призыву на военную службу, и рождению ребенка у гражданина, подлежащего призыву на военную службу. С 1 января 2008 г. отменено также право военнослужащего, не имеющего воинского звания офицера и проходящего военную службу по призыву, на досрочное увольнение с военной службы в случае рождения ребенка уже в период его военной службы. Указанным правом пользуются лишь граждане, имеющие ребенка-инвалида в возрасте до 3 лет.

Таким образом, отмена вышеприведенных льгот без адекватной замены их другими формами социального обеспечения неизбежно приводит к снижению уровня социальной защищенности беременных жен военнослужащих, проходящих военную службу по призыву и детей таких военнослужащих, что противоречит требованию пункта 2 статьи 55 Конституции РФ, которая гласит, что в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина. При этом гарантией сохранения существующего уровня социального обеспечения является отмена одной формы социального обеспечения (льгот по отсрочке от призыва и право на досрочное увольнение с военной службы) с одновременным введением другой формы социального обеспечения (право на единовременное пособие беременной жене военнослужащего, проходящего военную службу по призыву и на ежемесячное пособие на ребенка военнослужащего, проходящего военную службу по призыву).

Однако органы социальной защиты отказывают в назначении и выплате данного пособия, поскольку относят дату 1 января 2008 г. не к моменту возникновения права, а к призыву граждан на военную службу, например обратившейся к Уполномоченному по правам человека Р. из Кушвы (обращение N 08-13/2482).

На территории Свердловской области таких семей 16.

Уполномоченные по правам человека, Комитеты солдатских матерей, Министерство обороны оказались солидарны в том, что сложившаяся ситуация негативно отражается на материальном положении семей военнослужащих и влияет на их отношение к исполнению обязанностей военной службы, отрицательно отражается на морально-психологической обстановке в армейской среде.

Уполномоченный по правам человека обращался по данному вопросу к субъектам права законодательной инициативы.

Председатель Комитета по вопросам семьи, женщин и детей Е.Б. Мизулина проинформировала Уполномоченного по правам человека, что 24 декабря 2008 г. Государственная Дума приняла Федеральный закон «О внесении изменения в статью 2 Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О государственных пособиях гражданам, имеющим детей», которым разрешена указанная проблема. Федеральный закон N 303 «О внесении изменения в статью 2 Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О государственных пособиях гражданам, имеющим детей» подписан Президентом РФ и опубликован в «Российской газете» 31.12.2008.

Не дожидаясь внесения изменений в закон, женщины в большинстве случаев при поддержке прокуратуры начали обращаться в суд. Так прокурор г. Кушвы защитил права матери ребенка военнослужащего, проходящего военную службу по призыву, на получение ежемесячного пособия на ребенка. В выплате данного пособия женщине было отказано ранее в Управлении социальной защиты населения г. Кушвы. Прокурор г. Кушвы обратился в суд с исковым заявлением о признании решения УСЗН г. Кушвы по отказу в получении женщиной ежемесячного пособия на ребенка незаконным и об обязании УСЗН г. Кушвы выплатить женщине данное пособие с момента возникновения права на его получение, а также ежемесячно выплачивать его. В данный момент все исковые требования прокурора судом удовлетворены в полном объеме.

Но зачастую не пробелы законодательства, а неправильное применение закона приводят к нарушению прав граждан. Так к Уполномоченному по правам человека обратился Б. (обращение N 08-13/2684). Он состоит в зарегистрированном браке, имеет ребенка, воспитывает ребенка жены, на которого оформляет усыновление. Родители Б. умерли, он является попечителем своего родного брата — 1993 г. р., в семье есть еще три сестры, 19, 21 и 23 года, которые не являются по закону лицами, обязанными содержать брата, кроме того, у них отсутствуют достаточные для этого денежные средства и жилье. Б. получил повестку Ленинского РВК явиться для отправки в воинскую часть для прохождения службы.

Однако в соответствии с п. «б.1» ст. 24 Закона «О воинской обязанности и военной службе» отсрочка от призыва на военную службу предоставляется гражданам являющимся опекуном или попечителем несовершеннолетнего родного брата или несовершеннолетней родной сестры при отсутствии других лиц, обязанных по закону содержать указанных граждан.

В соответствии со ст. 93 СК РФ несовершеннолетние, нуждающиеся в помощи братья и сестры, в случае невозможности получения содержания от своих родителей имеют право на получение в судебном порядке алиментов от своих трудоспособных совершеннолетних братьев и сестер, обладающих необходимыми для этого средствами.

То есть несовершеннолетние родные братья и сестры к числу лиц, обязанных по закону содержать своих несовершеннолетних братьев и сестер, не относятся.

После обращения в призывную комиссию Свердловской области вопрос отсрочки от призыва Б. был решен положительно: нормы закона «О воинской обязанности и военной службе» были применены в совокупности с нормами Семейного кодекса РФ.

Супруги Б. попросили Уполномоченного по правам человека оказать содействие в предоставлении отсрочки от призыва (обращение N 08-13/2684). Ситуация крайне сложная. Жена Б. инвалид 2 группы ДЦП, может передвигаться только при помощи костылей, четыре месяца назад у них родился здоровый малыш. Самостоятельно женщина не может поднять ребенка, погулять с ним, искупать, однако, поскольку она не инвалид первой группы в постоянном уходе не нуждается, а значит Б. не имеет права на отсрочку.

Неоднократно Уполномоченный по правам человека убеждался, что призывная комиссия Свердловской области к каждому конкретному случаю подходит индивидуально, хочется верить, что также будет и в случае Б., поскольку если призывник не будет услышан и придет в войсковую часть с грузом своих проблем, то надлежащего исполнения воинского долга уже не будет.

«…Военная служба с каждым годом становится все менее привлекательной. Уже в молодые годы наиболее способные и энергичные строевые офицеры уходят на разные гражданские должности. В строю же остаются те, которые никуда не могут пристроиться лучше. Лучшее средство поднять значение строевых офицеров — это дать им разные преимущества и прибавить денежное содержание. Офицерский вопрос в настоящее время столь важен, что для соответствующей постановки его нельзя останавливаться ни перед какими жертвами. Можно сокращать военный бюджет на другие предметы, но на офицеров надо прибавить. Если армия еще нужна, то дайте на офицеров, — только ими она и держится». Как точно характеризуют эти слова сегодняшнее положение, а ведь сказаны они были 103 года назад на заседании Общества ревнителей военной службы в 1905 году.

Две основные проблемы сегодняшних кадровых военных — низкий уровень оплаты труда и жилищный вопрос.

Денежное содержание офицеров российской армии в ближайшие годы планируется существенно увеличить, однако пока приходится констатировать, что материальное положение военных, мягко говоря, оставляет желать лучшего. При этом бедность является одной из основных причин, из-за которой офицеры и контрактники не спешат жениться и не заводят детей.

Более 30% семей младших офицеров войскового звена и военнослужащих-контрактников находятся за чертой бедности, такие данные содержатся в документах, которые поступили в Госдуму из Минздравсоцразвития России. Как следствие, среди младших офицеров 41,3% — не женаты, 19% — женаты, но не имеют детей.

Количество бездетных военнослужащих, по оценке Минздравсоцразвития России, за период с 2003 по 2006 г. выросло с 35% до 46%.

В справочных материалах Минздравсоцразвития говорится, что за чертой бедности находятся 30,6% домохозяйств военнослужащих — офицеров войскового звена до майора (капитана 3 ранга) включительно, прапорщиков (мичманов), солдат (матросов) и сержантов (старшин), проходящих военную службу по контракту.

Основной вопрос, с которым военнослужащие и военные пенсионеры обращаются к Уполномоченному по правам человека — жилищный.

В обращении к Уполномоченному военнослужащие Ч., К., М., писали: «Жить в настоящее время в 4 военном городке не возможно, так как нет продовольственного, вещевого, транспортного обеспечения и медицинского обслуживания. Живем в 8 километрах от ближайшего населенного пункта. С марта 2008 года мы остались без отопления, горячей и холодной воды. Пользуемся дождевой и стоячей водой из резервуара. Жить в лесу страшно, так как городок грабится. Впереди зима, дорога не чистится от снега. Мы хотим жить, а не существовать».

Уполномоченный по правам человека обратился в прокуратуру Екатеринбургского гарнизона, в которой сейчас находится на контроле вопрос предоставления жилых помещений ефрейторам Ч., К., М., переведенных к новому месту службы в связи с передислокацией части и членам их семей, которые в нарушение требований ст. 15 ФЗ «О статусе военнослужащих» не обеспечены жильем и размещены в помещениях казарменного фонда.

П. (обращение N 08-13/1797) пишет: «Я прослужил в ВС РФ 29 лет. На основании моего рапорта был признан ограничено годным к военной службе по состоянию здоровья, уволен в запас. С 2006 года стою в очереди на получение жилья в Екатеринбурге. За два года очередь не сдвинулась».

Средства федерального бюджета для обеспечения граждан, уволенных с военной службы в запас или отставку, жильем на условиях социального найма (или бесплатно) поступали в Свердловскую область до 1998 года. С тех пор средства федерального бюджета для обеспечения жильем этих граждан предусматриваются только на финансирование субсидий для приобретения жилых помещений, удостоверенных государственными жилищными сертификатами.

Нормативных правовых актов федерального уровня о порядке обеспечения жилыми помещениями по договорам социального найма граждан, уволенных с военной службы, вставших на учет в органах местного самоуправления до 01.01.2005, не принято.

Распоряжением Правительства Российской Федерации на 2008 год установлены только средства в форме субсидий (социальных выплат) для приобретения жилья, удостоверяемых государственными жилищными сертификатами.

По состоянию на 1 октября 2007 года сводный областной список из числа граждан, уволенных с военной службы (службы), изъявивших желание получить государственный жилищный сертификат в 2008 году, сформировался из 370-ти очередников, из них 122 семьи не имеют жилья для постоянного проживания. Контрольная цифра объема субсидий для граждан, уволенных с военной службы (службы) по Свердловской области на 2008 год, позволит предоставить субсидии, удостоверенные государственными жилищными сертификатами, 106 очередникам.

Признание военно-врачебной комиссией военнослужащего, имеющего воинское звание офицера, ограниченно годным к военной службе на основании подпункта «б» пункта 3 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» дает ему право, но не обязывает досрочно увольняться с военной службы и не лишает его права продолжать военную службу на должности, позволяющей выполнять соответствующие состоянию здоровья воинские обязанности. Военнослужащие, принявшие решение продолжить службу, обеспечиваются жилыми помещениями в общем порядке в соответствии с существующей очередностью федеральными органами исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, а военнослужащие, уволившиеся с военной службы, обеспечиваются жилыми помещениями либо посредством выдачи государственных жилищных сертификатов, либо в иных формах, предусмотренных законом.

По мнению Уполномоченного по правам человека, в Федеральный закон «О статусе военнослужащих» должны быть внесены поправки, предусматривающие внеочередной порядок предоставления жилых помещений отдельным категориям военнослужащих.

К Уполномоченному по правам человека обратились семьи прапорщиков в/ч 11507 (Республика Таджикистан), которым предложено добровольно написать заявление, что они согласны освободить общежитие на территории военного городка и снимать жилье за его пределами у местного населения (обращение N 08-13/2792).

От командира этой военной части Уполномоченный по правам человека получил ответ, разъясняющий нормы законодательства, что военнослужащие обязаны освободить и сдать занимаемые ими служебные жилые помещения в связи переводом к новому месту военной службы и увольнением по истечении срока контракта.

Вместе с тем срок контракта у многих военнослужащих, обратившихся к Уполномоченному по правам человека, заканчивается только весной 2009 г., решений о переводе никто из них на момент предъявления требований об освобождении жилого помещения не получал. Сведений о том, что удовлетворены рапорта на замену, военнослужащие, прослужившие в Таджикистане более 11 — 12 лет, также не получили.

Это русские семьи, в каждой из которых есть дети, в том числе грудные.

С просьбой не оставлять без внимания этот вопрос, поскольку это другое государство и мы не должны так поступать со своими гражданами, Уполномоченный по правам человека обратился к командующему ПУрВО. Ответа пока не поступило.

Отношение человека к выполнению своих служебных обязанностей в значительной степени определяется материально-бытовыми условиями, уровнем социальной и правовой защищенности. Если общество хочет заботиться о солдатах — оно в первую очередь должно заботиться об офицерах.

Права мигрантов и переселенцев

«Иностранные граждане и лица без гражданства
пользуются в Российской Федерации правами и несут
обязанности наравне с гражданами Российской Федерации,
кроме случаев, установленных федеральным законом или
международным договором Российской Федерации»

Конституция Российской Федерации

Часть 3 статьи 62

А КАК БЕЗ НИХ ПРОЖИТЬ…

ЗАЩИТИТЬ СВОИХ, ЗАЩИЩАЯ ЧУЖИХ

По признанию международных экспертов, российское законодательство, регулирующее отношения в сфере трудовой миграции, является самым либеральным из всех стран Европы. Федеральными законами N 100-ФЗ и N 109-ФЗ была значительно упрощена процедура постановки иностранных граждан на миграционный учет и порядок получения разрешения на осуществление трудовой деятельности в России. Самое главное, трудовые мигранты получили возможность самостоятельно, без участия работодателя оформить разрешительные документы. Соблюсти требования российского законодательства легче, чем нарушать их. Но порой только теоретически.

Попытка урегулирования миграционных потоков установлением квот на привлечение иностранной рабочей силы в 2008 году не удалась. Размер квоты определялся на основе заявок, поданных работодателями, но многие из них о необходимости подачи заявки просто не знали. Законодательно связь между поданной работодателем заявкой и оформлением разрешительных документов не была определена. Разрешения на работу выдавались без учета их потребностей и интересов, только на основании заявлений самих трудовых мигрантов. В результате пострадавшими оказались и работодатели, и трудовые мигранты.

Руководством Управления федеральной миграционной службы по Свердловской области была сделана попытка защитить права добросовестных работодателей. В начале года заявления о выдаче на работу принималось при наличии подтверждения о найме от работодателя, подавшего заявку на привлечение иностранной рабочей силы. Однако такой документ не предусмотрен никакими нормативными актами. Данные действия вызвали резкий протест со стороны организаций, оказывающих услуги мигрантам в получении разрешительных документов (обращение N 08-13/560). В результате разрешения стали выдаваться в строгом соответствии с требованиями законодательства и утвержденная Правительством России квота вскоре закончилась.

В мае прекратился прием документов на выдачу разрешения на работу от трудовых мигрантов, прибывающих из стран с безвизовым режимом въезда. Прибывающие трудовые мигранты могли трудоустроиться только нелегально. Отсутствие средств на возвращение вынуждало их обращаться к помощи недобросовестных посредников, соглашаться на работу на любых условиях.

Не менее пострадали и российские работодатели, планировавшие привлечь работников на сезонные работы. Так, администрация ПМК N 505 в установленные сроки подала заявку на привлечение 24 иностранных работников. Люди приехали, но приступить к работе не могли, жили за счет работодателя (обращение N 08-12/297).

Ситуация оценивалась Уполномоченным как критическая, в меру полномочий им принимались меры по ее стабилизации. Узнав, что поданная Свердловской областью в Минздравсоцразвития России заявка на увеличение квоты на 119986 человек одобрена, Уполномоченный проинформировал о сложившейся ситуации члена Совета Федерации Федерального Собрания РФ Ю.В. Осинцева и попросил поддержать ходатайство УФМС России по Свердловской области о решении вопроса по возобновлению приема документов от трудовых мигрантов в счет будущей корректировки квоты. Прием документов был возобновлен только в июле.

Добавить комментарий

Adblock
detector